Чудны дела твои, политический господи США

0

02Не успел наш президент отбояриться от назойливых утверждений, будто 10 мая он уволил директора ФБР Джеймса Коми за его отказ прекратить расследование роли России в победе Трампа на выборах, как на него обрушилось новое обвинение. 15 мая газета Washington Post сообщила, что на встрече в Белом доме с главой российского МИДа Сергеем Лавровым и российским послом в США Сергеем Кисляком президент Дональд Трамп в очередной раз болтнул лишнее, выдав гостям военные тайны, тем самым  поставив под удар нашего союзника, эти тайны нам доверившего. На следующий день последовал новый удар, и газета New York Times сообщила, что после беседы с глазу на глаз с президентом в Овальном кабинете Белого дома.

14 февраля тогда еще директор ФБР Джеймс Коми записал «memo», то есть памятку со словами президента, что ему не следует расследовать действий Майкла Флинна, потому что Флинн — «хороший парень». Напомню, что генерал-лейтенант в отставке и бывший командир нашей военной разведки Флинн 20 января был назначен советником президента Трампа по национальной безопасности и через 23 дня ушел в отставку за то, что солгал вице-президенту Майку Пенсу о содержании своей беседы с российским послом Кисляком. Также стало известно о связях Майкла Флинна с Россией, за которые ему там платили.
Как сообщили с обычной ссылкой на анонимные источники журналисты New York Times, 14 февраля, через день после отставки Флинна, в своем Овальном кабинете Трамп попросил вице-президента Майка Пенса и министра юстиции Джеффа Сешнса удалиться и остался с Джеймсом Коми наедине. «Надеюсь, вам ясно, как вести это дело: оставить Флинна в покое, — якобы записал в своей памятке Коми слова президента. — Он хороший парень. Надеюсь, вы оставите его в покое». На канале CNN 16 мая уточнили, что Джеймс Коми записал «всё, что смог запомнить, так как понимал, что произошло нечто важное». В других памятках, о которых также стало известно журналистам Times, Коми записал, что президент обсуждал с ним размеры толпы его сторонников перед Капитолием в день инаугурации, а также жаловался на постоянные утечки информации из Белого дома, а за публикацию таких утечек предложил директору ФБР «сажать репортеров в тюрьму».

Сергей Лавров, Дональд Трамп и Сергей Кисляк на встрече в Белом доме

Сергей Лавров, Дональд Трамп и Сергей Кисляк на встрече в Белом доме

Вернувшись к обвинениям Трампа в передаче военных тайн России, добавлю, что нашим союзником в борьбе с исламским терроризмом вообще и группой ИГИЛ в частности оказался Израиль, разведчиков которого так подвел «вероломный президент США». 16 мая об этом сообщили многие СМИ, а телеканал АВС с обычной ссылкой на «действующих и бывших официальных лиц США» сообщил, что теперь в опасности жизнь израильского разведчика, который был внедрен в ИГИЛ и сумел разведать, что исламские террористы намерены взрывать пассажирские самолеты стран-противников, пронося на борт бомбы в компьютерах-лаптопах. Вот уж тайна так тайна — пару месяцев назад об этом стало известно в СМИ, и 21 марта та же Washington Post написала, что » в соответствии с новыми правилами, пассажирам, направляющимся в Соединенные Штаты из 10 аэропортов в восьми странах с мусульманским большинством, будет запрещено приносить на борт ноутбуки, планшеты и другие портативные электронные устройства». Этими странами были Египет, Иордания, Кувейт, Марокко, Катар, Турция, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Страна, где действует израильский разведчик, не уточняется, но разоблачение грозило ему гораздо раньше, чем об этом Трамп проболтался Лаврову с Кисляком. Точно так же о связях команды Трампа с кликой Путина заголосили после официальной публикации якобы секретного досье британского экс-разведчика Кристофера Стила, хотя выдержки из этого досье появлялись и в New York Times, и в Washington Post.
Специалисты пояснили, что обвинять президента США в разглашении секретных данных бессмысленно, так как ему решать, что секрет, а что нет. Рон Дермер, посол Израиля в Вашингтоне, разъяснил редакции New York Times, что его страна «полностью доверяет обмену разведданными с Соединенными Штатами и рассчитывает на углубление этих отношений при президенте Трампе». В Белом доме сообщения СМИ о преступной болтливости Трампа назвали очередной фальшивкой, а лично Трамп в своем твиттере написал, что он «как президент хотел поделиться с Россией на предварительно назначенной в Белом доме встрече (что считает совершенно правильным) фактами, относящимися к терроризму и безопасности авиарейсов». Памятки Джеймса Коми в Белом доме тоже подвергли сомнению, заявив, что, «хотя президент не раз выражал свое мнение, что генерал Флинн достойный человек, он никогда не просил Коми или кого-либо прекратить любое расследование, включая касающееся Флинна». Законодатели от обеих партий возмутились и потребовали разъяснений. О демократах и говорить нечего, а ненавидящий Трампа сенатор-республиканец Джон Маккейн в интервью NBC News назвал «мемо» Коми скандалом «на уровне Уотергейта», то есть законным поводом для импичмента. Республиканец Джейсон Чаффетс, председатель комитета Палаты представителей по надзору и правительственной реформе, заявил NBC News, что, если эти «мемо» существуют, ему «нужно увидеть их, и увидеть немедленно». Чаффетс потребовал передать его комитету все сообщения между директором ФБР Джеймсом Коми и президентом Дональдом Трампом. Обозреватель Майкл Гудвин два месяца назад сравнил директора ФБР Коми с легендарным Эдгаром Гувером, который возглавлял бюро почти полвека и «пересидел» шестерых президентов, которые не смели уволить его, опасаясь накопленного компромата. Майкл Гудвин написал, что сейчас произошло именно это, когда Трамп оказался смелее — или менее дальновидным, чем его предшественники. Их беседа, которую якобы позже записал Коми, проходила с глазу на глаз, без свидетелей, но это не остановило наши СМИ предать анафеме Трампа, не сомневаясь в надежности Коми, который к тому же в январе на вопрос президента, предан ли он ему, ответил, что прежде всего, честен. Чудны дела твои, политический господи Соединенных Штатов! Казалось бы, что еще нужно президенту для успешного правления. Победил на выборах и получил контроль своей партии в обеих палатах Конгресса, так иди вперед, возвращая Америке былое величие, так нет. Пресса настроена против президента Трампа, демократы требуют его скальп, а сам он вот уже почти четыре месяца не нападает, а защищается от нападений, в промежутках успевая подписать закон, издать указ или принять решение, о которых мало кто говорит.
Ежесубботние заявления президента о том, что жить стало лучше, жить стало веселее, звучат гласом вопиющего в пустыне, который, если верить пророку Исайе, призывал: «Приготовьте пути Г-споду, прямыми сделайте в степи стези Б-гу нашему». Понимайте это, как хотите, а в связи с обострением политической борьбы за пару последних лет словарь наших политиков, трудолюбиво составленный почти полвека назад и с тех пор трижды переизданный его ныне покойным автором Уильямом Сэфайром, стремительно пополняется терминами самой бытовой этимологии. Слово «leak» («утечка»), которым пользовались сантехники, стало ходовым обозначением передачи в СМИ чаще неверной информации. Слово «rig», возникшее в XVII веке как обозначение финансовой аферы, стало универсальным термином «подтасовки» системы. «Таков наш мир обиды и заговора, — считает обозреватель Рич Лури. — Мир укрепившегося недоверия. Мир, когда нами правят выбившиеся из-под нашего контроля силы». В этом смысле значение «rig» как «подтасовка» — идеальный термин лихорадочного темпа нашей сегодняшней жизни.

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0