Плохая неделя президента

1

mobile_high-u9r-copyВ Белом доме вряд ли ожидали, какую бурю в СМИ посеет внезапное увольнение директора ФБР, 56-летнего Джеймса Коми, которого я неоднократно встречал на пресс-конференциях в бытность его главным федеральным прокурором Южного округа Нью-Йорка, и всегда дивился его исполинскому росту.

Кто знает, может, Дональд Трамп выгнал Коми просто за то, что казался рядом с ним малорослым. Серьезные люди объясняют произошедшее по-другому. Трамп, например, злился на Коми за то, что директор ФБР отказался поддержать его версию о прослушке «Трамп тауэр» президентом Обамой. Сделаю это за Коми: конечно, прослушка трамповского небоскреба на Пятой авеню была. Правда, слушали не Трампа, а других жильцов, в том числе знатных игроков в покер, входивших в группировку, к которой ФБР причисляет и российского бизнесмена по кличке Тайваньчик. Коми также огорчил Трампа, заявив на мартовских слушаниях в Конгрессе, что ФБР еще с июля активно расследует версию предвыборного сговора трамповского окружения с Москвой. И Трамп был вне себя от того, что Коми придавал слишком много внимания расследованию предполагаемой смычки трампистов с Россией и слишком мало – попытке выявить виновников слива информации об этом следствии в прессу.
Не помогало Коми и то обстоятельство, что на стандартный десятилетний срок его назначил Обама, чье наследие Трамп увлеченно стирает.
Первая кошка пробежала между Трампом и Коми 5 июля, когда директор ЦРУ произнес на пресс-конференции 14-минутную речь, где подробно перечислил все нарушения, которые, будучи госсекретарем, допустила Хиллари Клинтон, самовольно ведя служебную переписку через собственный почтовый сервер, стоявший у нее дома в Чаппакуа под Нью-Йорком. Речь Коми звучала как обвинительное заключение, но в конце ее он заявил, что следствие не нашло признаков злого умысла, поэтому он не будет рекомендовать минюсту привлечь Клинтон к суду. Содержание речи и ее заключение настолько не состыковывались, что критики Клинтон начали подозревать Коми в подыгрывании демократке.
Коми не мог не знать, что закон не требует умысла в делах о негодном обращении с гостайной; достаточно одной халатности, наличие которой Коми констатировал.
Наконец, ФБР, по идее, — это чисто следственный орган; оно собирает улики и представляет их прокурорам, которые решают, возбуждать дело или нет. Так что Коми явно влез в чужую юрисдикцию. Все это сильно разгневало Трампа, но, естественно, обрадовало демократов, которые начали считать Коми героем. Они возненавидели его 28 октября, когда он известил Конгресс, что в связи с вновь открывшимися обстоятельствами ФБР возобновляет расследование почтовых проделок Клинтон. Она объясняет свое поражение этим шагом Коми, который, по ее мнению, изменил динамику гонки за 11 дней до выборов. Как заявила она на днях, если бы выборы состоялись 27 октября, «я была бы вашим президентом». Демократы заключили, что директор ФБР подыгрывал Трампу, и возненавидели Коми. Трамписты сейчас запустили в Интернет монтаж из высказываний известных демократов, требовавших отставки Коми.
Ненависть к нему длилась до этого вторника, когда Трамп отрядил своего давнего телохранителя, бывшего нью-йоркского полисмена Кита Шиллера, в штаб-квартиру ФБР с толстым конвертом, в котором лежало распоряжение о смещении Коми. Последний находился в этот момент в Лос-Анджелесе и выступал перед своими сотрудниками, как вдруг на экранах у него за спиной побежала новость о его увольнении. Коми было решил, что это чья-то шутка, но быстро понял, что стал безработным.
Трампу, конечно, надо было дождаться, пока Коми вернется из поездки, или объявить ему свое решение телефонным звонком. Но Трамп есть Трамп…
По всем кабельным каналам показывали, как кортеж Коми едет к самолету, который доставил его обратно в Вашингтон. В четверг репортеры видели, как он спокойно копается у себя во дворе.
Демократы, до этого считавшие его исчадием ада, дружно опять его полюбили как «жертву трамповской тирании», а СМИ сорвались с цепи. Ведущий левого кабельного канала MSNBC Крис Мэтьюс, восемь лет назад поведавший, что, когда он слушает Обаму, у него от умиления бегают по ноге мурашки, заявил, что увольнение Коми «попахивает фашизмом». Нью-Йоркская «Дэйли ньюс» поместила на первой полосе слово «переворот», «Вашингтон пост» назвала произошедшее «путчем», а сенатор-демократ Ричард Блументаль заявил, что в США разразился «конституционный кризис». На самом деле Конституция США дает президенту полное право назначать и смещать директоров ФБР по своему усмотрению.
Немедленно заговорили о Никсоне и о его «Побоище в субботний вечер». Речь шла об увольнении в октябре 1973 года специального прокурора Арчибальда Кокса, который расследовал тогда Уотергейтский скандал. Демократы в один голос говорят, что как Никсон избавился от Кокса с целью сорвать расследование Уотергейта, так и Трамп сейчас сковырнул Коми, чтобы саботировать расследование связей своих приближенных с Россией. Аналогия приятна демократам и тем, что удаление Кокса было очередным этапом большого пути к отставке Никсона, но аналогия неверна. Кокс к тому времени расследовал скандал уже полтора года, и несколько его персонажей были арестованы, тогда как расследование по России не принесло пока ни малейших плодов.
1494056457-copyИ если Трамп хотел сорвать это расследование, то он не мог придумать ничего глупее. На место Коми станет новый боец, притом сенатские слушания по его утверждению предоставят демократам отличную трибуну для громогласного подчеркивания связей трампистов с Москвой. И следствие ведет не только ФБР, но и комитеты обеих палат Конгресса по разведке, которые Трампу неподвластны.
Неделю по ящику ни о чем больше не говорили, а трамписты лишь подливали масла в огонь. В среду представители Белого дома заявляли прессе, что Трамп уволил Коми по рекомендации руководства минюста. Но потом Трамп заявил, что он давно хотел избавиться от Коми и уволил бы его в любом случае. Это несоответствие выглядело нехорошо и дало критикам новую пищу для рассуждения о хаосе, царящем в руководстве страны. Трамп же продолжал в своем обычном духе: в среду он принял в Белом доме Сергея Лаврова и посла РФ в Вашингтоне Сергея Кисляка, к тому же не пустил на встречу американский пресс-пул, так что здешним СМИ пришлось пользоваться фотографиями корреспондента ТАСС.
«Фокс ньюс», единственный протрамповский канал, их не показал. Многих наблюдателей передернуло при виде рукопожатия сияющего Трампа с Кисляком, из-за встреч с которым слетел помощник президента по национальной безопасности, генерал Майкл Флинн, а министру юстиции Джеффу Сешнсу пришлось отстраниться от всех расследований, касающихся России.
В здешних СМИ не раз встречались утверждения, что Кисляк является российским обершпионом и мастером по части вербовки иностранцев, хотя такие занятия, насколько известно, не соответствуют его должности.
Помощники Трампа объяснили, что визит россиян в Белый дом был запланирован давно и совершенно случайно последовал за увольнением директора ФБР, а Трамп заявил, что Путин попросил его об этом в ходе их последнего телефонного разговора. «Так что, мне надо было ему отказать?!», — недоуменно спросил Трамп.
«Вот именно: отказать!» — заявила в четверг по CNN журналистка Бианна Голодрыга, дочь советских эмигрантов.
«Вашингтон пост» вышла с заголовком «Странная встреча в Овальном кабинете между Трампом, Лавровым и Кисляком». Газета нашла присутствие в Белом доме Кисляка «удивительным», поскольку он является «ключевой фигурой в расследовании связей администрации Трампа с Россией».
Она также заметила, что «президенты обычно не принимают иностранцев, связанных с крупными скандалами в их администрации. Они также склонны избегать групповых фотографий с представителями стран, обвиняемых во вмешательстве в американские выборы. Они также могут избегать общества людей, тесно связанных с Никсоном, в тот день, когда их решение уволить главу ФБР сравнивают с одним из худших прегрешений того опозорившегося президента». Имелось в виду следующее: когда американцев, наконец, запустили в Овальный кабинет Белого дома, они застали там не Лаврова, а 93-летнего Генри Киссинджера, являвшегося советником по нацбезопасности и госсекретарем у Никсона. Как заметила «Вашингтон пост», «как усвоили мы в последние 111 дней, Трамп – это необычный президент».
Либеральные прибрежные СМИ с удовлетворением констатируют, что у Трампа выдалась на редкость плохая неделя, но сам он продолжает безмятежно считать, что столичные дрязги его электорату в глубинке пока по барабану.
Я подумал, что он мне все-таки несимпатичен. Но делает он почти все правильно, так что придется перетерпеть.

Об авторе

Владимир Козловский
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

  1. Ефим на

    Трамп — не политик: он бизнесмен, т. с. купи-продай.Это то, что он умеет хорошо делать. Но он не был сенатором, он не был конгрессменом. он не связан пуповиной даже с республиканской партией, от имени которой он выступает, как глава государства. Он не искушен в политических интригах, в хитросплетениях политической кухни. Он, как бульдозер, прет на пролом , сообразно своим принципам и взглядам, и отскакивает назад, когда понимает ,что дело не выгорит. Он, я полагаю, искренне хочет помочь Израилю, но ему уже просквозили все мозги о вероятных последствиях этого. поистине эпохального шага и он в тяжких раздумьях о последствиях. Поэтому и создается впечатление ,что бравый кандидат хорошо пел перед выборами и теперь прижал хвост. Но с точки зрения пользы Израилю дело даже не в Трампе. Даже если предположить .что он сдержит свое обещание и Израиль получит и посольство и дипломатическую защиту и прочая, что будет потом. когда Трамп уйдет со сцены, а на его место придет очередной клинтоноид или обамовец. И снова начнутся напряженные будни политической не уверенности, а может и чего похлеще.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0