Айелет Шакед в Москве

0

image-copyВ Москве с официальным визитом находится министр юстиции Израиля Айелет Шакед. Она встречалась с руководителями юридической системы России, в том числе с генеральным прокурором Юрием Чайкой, недавно побывавшим в Израиле. В беседе с корреспондентом NEWSru.co.il министр рассказала о ходе визита.

– Госпожа Шакед, как построен ваш визит в Москву? С кем вы встречались?
– Визит состоит из двух частей. В субботу я приняла участие в работе ежегодного всероссийского «Лимуда» и рассказала его участникам об Израиле. А в четверг и в пятницу – официальная часть поездки. Я встречалась с министром юстиции Александром Коноваловым, генеральным прокурором Юрием Чайкой, высокопоставленными представителями минюста и известными специалистами в области юриспруденции.

– Расскажите об этих встречах. Какие темы обсуждались?
– Прежде всего, вопрос экстрадиций. До конца 2017 года должен быть подписан протокол об экстрадициях между Израилем и Россией. Страны и сегодня экстрадируют граждан на основе международных конвенций, но в данном случае мы говорим о протоколе, который касается только Израиля и России. Например, мы настояли на том, чтобы все, кого мы выдаем России, отбывали бы наказание в израильских тюрьмах.

– Иными словами, если завтра Израиль выдает России подозреваемого в совершении преступления, и он приговаривается там к тюремному заключению, то наказание он будет отбывать в Израиле?
– Именно так.
Вторая важная тема – борьба с терроризмом. Сегодня Россия, как и остальные европейские страны, противостоит угрозе террора со стороны исламских фундаменталистов. Представители России интересовались нашим опытом, теми юридическими средствами, которыми мы располагаем. Израиль и Россия сотрудничают во многих аспектах антитеррористической деятельности, и мы хотим укрепить сотрудничество и в юридической сфере.
И третья тема касалась проблемы антисемитизма. Я поблагодарила президента России Путина за то, что он борется с антисемитизмом, и попросила представителей России либо провести соответствующий закон, либо присоединиться к декларации IHRA, под которой подписана в частности Великобритания.

– Какой была реакция российской стороны на поднимавшиеся вами вопросы?
– Должна сказать, что между представителями юридических систем Израиля и России царят очень теплые отношения. Генеральный прокурор России недавно был с официальным визитом в Израиле. Сложились хорошие и личные и профессиональные связи. Наши собеседники были очень открыты и готовы к сотрудничеству.

untitled-5-copy– Вы ранее встречались с министром юстиции или генеральным прокурором России?
– Нет, это первая встреча. Государственный прокурор Израиля встречался со своим коллегой, когда глава российской прокуратуры был с визитом в нашей стране. Сейчас они пригласили нас принять участие в двух важных конференциях, которые пройдут в Санкт-Петербурге в мае и июне: одна по экономическим вопросам, вторая по юридическим. Обе стороны стремятся укрепить связи.

– Есть шанс, что мы возьмем на вооружение ту же модель?
– Я этого не говорю. Я лишь попросила прислать мне текст закона, когда он будет утвержден. Хочу изучить его и понять, о чем конкретно идет речь. Еще один интересный факт, который я узнала в ходе встреч: в России на 145 миллионов жителей есть 80 тысяч адвокатов. В Израиле на 8 миллионов жителей есть 70 тысяч адвокатов. По-моему, невероятные цифры.

– Какие выводы мы должны сделать?
– Я уже давно говорю молодым людям, с которыми беседую, чтобы они шли изучать программирование и электронику, а не юриспруденцию. Мы продлили стаж с года до полутора, чтобы те, кто получают лицензию, были действительно профессионалами высокого уровня. Мы изменили экзамены на лицензию таким образом, чтобы претенденты должны были анализировать суть задач, а не только отвечать на процедурные вопросы, как это было раньше. Проблема избытка адвокатов очень серьезная, нынешняя ситуация с этими непостижимыми цифрами не является здоровой.

– Вернемся к вашему визиту в Москву. Говоря об экстрадициях, вы обсуждали конкретные дела или только принципиальные вопросы?
– И то, и другое. Обсуждались и принципиальные вопросы, и будущий протокол, о котором я говорила, и несколько конкретных дел. Но вы понимаете, что я не буду вдаваться в подробности.

– Вы можете сказать, достигнуты ли договоренности по частным делам?
– По некоторым да, по некоторым нет. Большего сказать не могу. Но вопрос экстрадиций не является новым в отношениях между странами. С 2000 года Израиль выдал России десять человек, Россия Израилю четырех. Неоднократно просьбы России об экстрадиции отклонялись. Каждая выдача должна быть утверждена судом и министром юстиции. Это многоступенчатый процесс.

– Сообщалось, что обсуждался и вопрос о возвращении израильских граждан и тел военнослужащих, которых удерживает ХАМАС.
– Да, я описала министру юстиции ситуацию и сказала, что речь идет о классическом гуманитарном случае. Я просила, чтобы они задействовали свое влияние в арабском мире и помогли разрешить эту проблему.

– Как отреагировали ваши собеседники?
– Они очень деликатные люди. Министр юстиции пообещал проверить, чем они могут помочь. Как бы то ни было, мне кажется важным поднимать этот вопрос на встречах. Я подчеркивала и подчеркиваю, что речь идет не о политических, а в первую очередь, о гуманитарных вопросах.

Беседовал Габи ВОЛЬФСОН
NEWSru

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0