Давайте о добром

1

image009-copyПривычка, конечно, уже давно не вторая натура, а первая – но знали бы вы, как мне надоело критиковать и писать о трудностях! Хотя, конечно, именно на критику, сарказм, ущученье и вздрюченье настроен нынешний читатель. Но всё-таки, расслабившись над хрустящей мацой, я решил рискнуть – давайте поговорим о добром.

Вы в курсе дела, что этот мир – как, впрочем, и все остальные – сделан добрым Б-гом? Так мы, евреи, полагаем, убедившись на личном опыте, что другого-то бога и нет. Сильно расходясь в этом с дуалистами.
Какие интересные следствия вытекают из подобного взгляда на мир, вы замечаете? В частности, то, что добро и зло, жизнь и смерть, прекрасное и отвратительное – сотворены тем же самым Создателем. И не токмо что сотворены, но существуют, проявляют себя, получают силу и желание действовать здесь и сейчас – тоже исключительно от Него. По Его воле. Так что все претензии – поняли, к кому направлять?..
Или всё-таки ещё не до конца поняли? Потому как очень это странно выглядит – с чего бы это очень-очень добрый станет делать зло? Причём не как-нибудь делать, а по самому высшему разряду! Наши мудрецы утверждают, что только тогда, когда Всемогущий сотворил дурное начало, зло и смерть, Он назвал своё творение полностью совершенным: «тов меод», «очень хорошо». А раньше ограничивался простым «хорошо».
У вас шарики за ролики пока не заехали? Значит, перечитайте ещё разок. Всё, наконец заехали – теперь можно продолжать. Это же что же получается, ничего лучше ада, Адольф Элоизыча и прочего Чикатилы с ИГИЛом не было и нет в нашем прекрасном подлунном мире?!? Не знаю, как вы, а я лично предпочитаю в друзьях и соседях кого-то поинтеллигентнее Дракулы. Хотя бывают промашки.
То, что я сказанул – это, конечно, сугубый буквализм и начётничество, но есть кое-что в сём утверждении мало аппетитном, согласитесь. Оригинальный атеист Сартр – тот самый, который провозгласил следом за кем-то из древних, что: «если бы Б-га не было – его надо было бы выдумать» – он ведь ещё кое-что говорил. «Атеизм должен дать ответ на множество тяжёлых вопросов (о возникновении мира и жизни в нём, об устойчивости законов природы, о чрезвычайной расточительности устройства человека с учётом его смерти, о наличии в жизни цели и смысла и т. д.), а религия только на один: о существовании зла».
Немало граждан поломали свои умные головы на этом перекрёстке. Великий Эпикур подошёл к нему с истинно ленинской простотой: «Если всемогущий, всеведущий и благой бог существует, то зла нет. Зло есть. Значит, нет бога». И с тех пор еретиков и атеистов на иврите именуют «эпикорсим», эпикурейцами. Спотыкались здесь Лейбниц и Юм, отцы церкви и ныне модные философы, просвещённые муллы и индийские гуру… А вот для евреев особых проблем, по их заявлениям, тут как-то нет – настолько, что самоё зло мы числим необходимым ингредиентом добра.
Но не станете вы же утверждать, что вам нравится подобная словесная эквилибристика?! Тем более, сама Тора решительно требует: различать добро от зла, чистое от нечистого, «того, кто Б-гу служит, от того, кто Б-гу не служит» и т. п. Да и признать кровожадного мерзавца или развратного обманщика высшей целью творения как-то рука не поднимается. Давайте сперва разберёмся, что же такое «доброе» – и может быть, местечко под солнцем найдётся для его антагониста?
Есть два противоположных подхода, и для каждого из них обильно найдётся цитат в словах наших учителей. Один – это что мир создан ради живущих в нём, в особенности для человека, – которого Творец для того и соорудил, чтобы наградить его наивысшим благом. Другой – что мир сотворён ради проявления Славы Всевышнего. Объединить их может такое смелое заявление: благо для человека – это и есть наилучшее проявление Его Славы.
Был у меня некогда спор с одним индийским философом – он относился к учению Торы с превеликим почтением, но не был согласен в одном пункте. Вы, евреи, говорил он, преувеличиваете возможности человека и масштаб его свободного выбора. Тогда я не сумел убедительно ему возразить и мы расстались «при своих». А теперь бы, пожалуй, сумел.
Многим мыслителям иных народов зло кажется чем-то устойчивым и незыблемым, а человек погружённым в неизменный с ним танец и конфликт – потому лишь, что их свобода выбора существенно ограничена. Говорят учителя, что настоящий выбор у человека – это только лишь жить в согласии со Всевышним, по Его воле – или против неё. И число заповедей – это число координатных осей свободы выбора, ибо каждая из заповедей – она есть некая координата, аспект ясно выраженной Его воли. Заповедей у евреев в идеале 613, у других – только семь…
Но вот как Тора описывает задачу человека после его сотворения: «… и поселил его там, чтобы он возделывал и оберегал сад (мира)». Пользуясь нынешним жаргоном, человек – это менеджер Создателя по работе с этим миром.
А у менеджера должны быть права и инструменты для работы. Главным из этих инструментов является свободный выбор – жить ему по Торе или нет. «Благословение и жизнь предложил Я тебе, (или же) зло и смерть. Прошу тебя, выбери жизнь». Согласно Рамбаму, человек обязан постоянно видеть себя тем, от кого зависит весь мир – совершит он один добрый поступок, поднимет этим весь мир. А если наоборот…
Удивительным образом сам Б-г поставил себя в зависимость от выбора своего «менеджера». Обязал себя и почти его к Себе приравнял – ради того, чтобы человек мог стать заслуженным хозяином бесконечного блага, которое для него предуготовил Хозяин компании. Пусть это благо станет для него законной зарплатой – а не подачкой нищему.
Но чем может отличиться работник перед всезнающим, всем управляющим и всё оживляющим боссом? Тут в гости к нам приходит ещё одно рассуждение: есть два типа законных правителей, традиционно их именуют «мелех» – царь и «мошель» – начальник, диктатор. Царь – это в данном контексте тот, кого сами избирают, кого радостно слушаются подданные, а диктатор полагается на силу – ему вынуждены подчиниться. К слову, на сегодняшнем иврите правительство называется «мемшала» – от мошель… Так вот, Б-г хочет, чтобы мы избрали Его по своей свободной воле, нашли Его в мире сокрытия и воцарили над собой. И тогда Он сможет к нам приблизиться и одарить нас величайшим благом, «хранимым с шести дней творения».
Хитрость, однако, в том, что существо, хотя бы в малой степени знающее своего любящего Царя, несомненно захочет сделать Его властителем над собой. Какой же дурак предпочтёт секретаришку директору, особенно коли директор – твой родственник, «по образу и подобию которого» ты сотворён!? А не будет выбора – и зарплата становится подаянием. Необходим экран, завеса, делающие Царя лишь смутно различимым, издалека угадываемым.
Вот таким малопрозрачным экраном и является зло. Если человек захочет увидеть, например, в Холокосте руку Всевышнего, страшный Его урок и кровавую хирургическую операцию – он свободен это сделать. Если захочет увидеть в нём свидетельство отсутствия Творца или Его злобы, вражды к человеку – это будет только его собственный, равноправный и свободный выбор.
А за выбором стратегии поступков и мыслей – пойдут следствия. Не случайно Творец избрал для себя в очень многих жизненных коллизиях такую роль: «тень человека». Подобно тени от руки.
Бог короновал человека, посадил его, ограниченного и как трава увядающего, рядом с собой. Заключил с ним, неразумным, равноправный союз. И платой за всё это, единственно возможной платой всеведущему и всесильному – будет твой выбор добра. Выбор сознательного служения и приближения к любимому царю.
Знаете, это как в старом анекдоте: попав на необитаемый остров, еврей построил себе три синагоги. Сюда я хожу, сюда я иногда захожу, а сюда ни ногой. Так вот, зло – это та самая «третья синагога», «куда я не должен ходить». Зло нам нужно, чтобы его победить, чтобы его отвергнуть. И тогда – всё хранимое благо истинно твоё. Хотя главным счастьем становится тогда не получение награды, но благодарное служение такому Царю.Перефразируя Рамбама, в руках человека стать праведником, как Моше, или мерзостью, как Гейдрих, Ежов или Аль-Багдади. На худой конец, уподобиться «праведному священнику» Хомейни или Хоменаи…
С добром и злом мы, кажется, разобрались? Арифметически просто, право. И не намного сложнее тезисов Эпикура. Тора подсказала, её мудрецы. Осталось только довести до конкретной практики. Ради чего великий Гиллель посоветовал: «а теперь иди и учись!».
Видите, до какой прямоты и простоты мышления доводит еврея «хлеб бедности», хрустящая маца?

Об авторе

Арье Юдасин

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 3,33 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

  1. Виктор Снитковский на

    Арье Юдасин написал: «Если человек захочет увидеть, например, в Холокосте руку Всевышнего, страшный Его урок и кровавую хирургическую операцию – он свободен это сделать. Если захочет увидеть в нём свидетельство отсутствия Творца или Его злобы, вражды к человеку – это будет только его собственный, равноправный и свободный выбор». Понятно, что Арье Юдасин принимает Всевышнего и Холокост в первом варианте. Тем не менее, даже для Арье Юдасина я бы не пожелал ему стать «объектом руки Всевышнего, и объектом страшного Его урока и кровавой хирургической операции».

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0