Повторение пройденного?

0
Андрей Сердюк

Андрей Сердюк

Вы, конечно, будете очень смеяться, но обнаружил я это вполне нежданно – когда, уже избрав автора для пасхальной подборки, полез в свои прежние файлы, чтобы скопировать его фотографию. Ровно год назад мне тоже померещились наиболее гармонично созвучными Празднику Освобождения (еврейского народа из рабства!) – стихи этого молодого украинца из Бердянска.
Вероятно, в том отчасти дело здесь – что освобождение нашего народа из рабства, в особенности из рабства поверхностности, рутины и набившей оскомину раздробленности нашей, разделённости на премногие группки и кучки – это и Освобождение из рабства всего мира. Машиах только и ждёт, когда мы наконец очнёмся – чтобы раскрыться. Уже многие и многие раввины говорят, что молиться нужно сейчас не о приходе Машиаха (освободителя человечества от безбожия и слепоты) – а о его раскрытии.
И вы знаете, мне кажется, стихи Андрея этому и посвящены – он пробует, трудится, умоляет, ищет: как раскрыть, как вывести душу свою из ограниченности и невнятности? Как выйти на тот путь, где рядом с тобой – Б-г?
Вы знаете, что я стараюсь не допускать на нашу страничку символы иных, вторичных, рукотворных религий – все эти «колокольные перезвоны», «церковные свечи», «сорокадневные посты», с которыми вы сейчас столкнётесь. Но здесь мне почему-то показалось, что они несущественны – внешнее одеяние, которое не соприкасается с душевной сутью стиха; не из них рождается поэтические переживание. Право, даже такая вторичная вещь, как христианство – она вовсе не каждого уводит во вторичность осмысления и в жёсткие рамки малоодушевлённого догмата.
Читайте и помните – ни у кого, даже у величайшего из пророков Моше и «возлюбленного Б-гом Авраама» – нет монополии на любовь к правде. По-моему, это очень вдохновляющее известие – хотя и чрезвычайно обязывающее.
С Праздником истиной Свободы, с Праздником дружбы с Б-гом всех нас, друзья!
Шлите нам стихи на майл: ayudasin@gmail.com

Нам эта жизнь подарок Б-жий:
И грусть, и радость в ней даны –
Чтоб понимать,
Что каждый на земле прохожий
И каждый – из своей страны –
Идущий вспять.

* * *

Не знать добра тому, в ком не было добра.
Не будет счастлив тот, кем счастье предаётся.
И, обойдя весь мир, тот глаз не открывал –
Кто в солнце ничего не видел кроме Солнца.

* * *

Игла ума скользит по ткани строчек…
И смыслом, словно нитью из клубка,
Сшивает строфы до логичных точек
Душою вдохновлённая рука.

Творит поэт, творит – не просто пишет…
В ком предложенья в истины срослись,
Тот на бумаге лица судеб вышьет,
Вплетая в правду избранную мысль.

* * *

Стою, как пронизанный током:
Смотрю, не она ли ушла.
Желтеют светильники окон,
На выдохе стынет душа.

На город спускается вечер,
А может, темнеет в глазах.
Сплетаются мысли и речи,
В ещё не рождённых делах.
И кажется всё несерьёзным,
И время утратило ход.
Лишь ветер гадает по звёздам
И шепчет: «она не придёт».

* * *

Я один перед вечностью, Отче,
Как ребёнок в пустыне стою,
На обрыве холодной ночи,
У тревоги своей на краю.

Город умер и ветры колдуют
Шелест жизни опавшей листвой…
Принимаю судьбу любую,
Только душу мою успокой:

Есть на свете улыбка живая
Среди тысяч других, неживых –
Помоги, пусть она не знает,
Как война пробирается в стих;

Как детей беспризорная стая
На летящую в небе звезду
Хриплым шёпотом выдыхает:
«Лишь бы не приносила беду».

На обрыве безоблачной ночи,
Как ребёнок в пустыне стою.
Я один пред Тобою, Отче,
У тревоги своей на краю.

* * *

Когда растают эти мысли,
Из тела выпорхнет душа:
Я улыбнусь о прошлой жизни,
Улыбкой доброй малыша.

И всё пройдёт – как всё проходит:
Чтоб наши судьбы обновить.
И снова будет то не в моде,
Что завтра только может быть.

Замок восходящего солнца

На горизонте тучи, словно горы
Стеной стоят, не пропуская взгляд.
За ними раскалённые узоры
На алых стягах пламенем горят.

С лучистых крыш пылающего замка,
В багровых искрах сыплется рассвет…
Там новый день зовут жар-птицы сладко
И затмевают блеск ночных планет.

И над огромным куполом небесным
Там утро звонко бьёт в колокола,
Рождая солнце фениксом чудесным
Из глубины лазурного тепла.

* * *

Шумят ветра, шумят ветра о прошлом,
Сметая тени отыгравших дней.
Заброшен двор – где я всё детство прожил,
Среди таких же радостных детей.

Так пусто здесь и на душе так тесно.
Кончается сорокадневный пост.
Здесь, как и я, на грех меняя детство,
До срока вспыхнул цветом абрикос.

Здесь, как и мне, никто ему не скажет:
Что ранний цвет ветрами будет сбит.
Наш первый цвет, как он для жизни важен:
Он учит нас по-своему любить.

… И сын чужой бежит неосторожно,
И мать идёт – я с ней когда-то рос.
Шумят ветра, шумят ветра о прошлом,
Кончается сорокадневный пост.

* * *

Зажглась над городом заря
Свечёй малинового цвета.
Вдыхая мягкий шёпот ветра,
Качнулись в парке тополя.
Кого бы я ни повстречал…
Иду спокойными шагами.
Горит заздравная свеча
Моим врагам, в безлюдном храме.

* * *

Раскалены закатом облака,
Волна тревожно шепчется с волною.
Вонзилась в сердце вечная строка
И растеклась по венам жгучей кровью;

И запекла отчаяньем в груди,
Виски сдавила твёрдыми словами:
«У жизни нет обратного пути»,
А мы идём с закрытыми глазами.

* * *

Пылятся даты за спиной,
Как свёрток старой киноленты.
На полотне минувших лет
Оставлен чёрно-белый след:
Не мной расставлены акценты
На дни истоптанные мной.

Мы забываем быть собой,
Когда играем человека
И примеряем чью-то жизнь…
И ускользнув от лишних лиц,
Торопимся секундной стрелкой
Догнать себя по кольцевой.

* * *

Пускай судьба сечёт по свежим ранам,
А неудачи разгоняют пульс.
Пройдут года ленивым караваном
И рассмешит сегодняшняя грусть.

Уйдёт печаль церковным перезвоном,
Прожжёт рассвет заоблачную тень.
Покажется до радости знакомым
Ещё не начатый счастливый день.

* * *

Облака на небе
Заревом парят.
На весеннем снеге
Плавится закат.

Не даёт согреться
Пение ветров.
Обжигает сердце
Холод свежих слов.

И душа, волчицей,
Чует божий дом…
Или жизнь стучится
Новью, под ребром.

Пророк

Рисует память города и лица,
Слагая их в не прожитые дни.
Ещё судьбы нетронута страница,
Прочитаны года в её тени.

Ещё белеет чистый лист бумаги
В незримый мир распахнутым окном,
Лишь тишина волнуется словами
И шепчет эхом будущих времён.

* * *

Я наломаю ивовых ветвей
И в тихий храм отправлюсь на рассвете:
Чтоб стало жить и легче и светлей,
Чтоб новый день надеждой новой встретить.

Я наломаю ивовых ветвей
И попрошу прощения у ивы.
Как Б-г прощает глупости людей:
Она не растеряет слов красивых.

Всё разделю среди простых детей –
Чтоб в них проснулась ласковая сила.
Я наломаю ивовых ветвей:
Она меня, заранее, простила.

Подготовил Арье Юдасин

Об авторе

Арье Юдасин

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0