Авив неурим — Весна молодости. Я люблю тебя, Иерусалим!

0

 Продолжение. Начало тут

Группа «След»
1

В Тель-Авиве его принял сам директор «Моссада» генерал Цви Замир, невысокий мужчина, немного за пятьдесят. Широкий красивый лоб, светло-стальные глаза всегда полуприкрытые густыми ресницами, крупные уши, видимо, хорошо умеющие слушать собеседника… За его спокойной, но строгой внешностью скрывался глубокий аналитический ум. Он долго просматривал
какие-то бумаги у себя на столе, затем, оторвавшись от них, пристально посмотрел на Ави. Сказал:
— Ты, конечно, слышал о программе возмездия за убийство наших олимпийских спортсменов и о существовании «Черного списка «Моссада». Осенью 1972 года мы послали в Европу специальную группу ликвидаторов под кодовым названием «След». О её существовании знают единицы. Ты – один из тех, кто о ней знает.
— Я? – изумился Ави. – Я об этом и понятия не имею!
— Имеешь, — усмехнулся Замир. –Те четыре парня, с которыми ты работал в Ливане, и есть эта группа. Как они тебе?
Неожиданный вопрос застал Ави врасплох. Он задумался на несколько минут и, слегка пожав плечами, проговорил:
— Я к ним не успел присмотреться. Работали мы в Бейруте неделю, да и то в разных местах. За всё время собирались вместе лишь два раза. На первый взгляд, вроде, парни ничего, не трусливые.
— Дело в том,что начали они своё дело лихо. Пять палестинских террористов они ликвидировали быстро и аккуратно. Ну а потом дело пошло хуже… То ли сдали у всех нервы, то ли ещё что… Собственно, в Ливан-то я их послал для того, чтобы их немного проветрить, чтобы они сменили тип работы… Но это не помогло. По возвращении из Бейрута они совершили в Афинах глупый и нелепый поступок, нарушив дисциплину и правила конспирации. Кроме того, мне кажется, что кто-то сел им на хвост. Они об этом не сообщают, но я это нутром чувствую, понимаешь! Кто-то в последнее время ходит вокруг них и как-бы отводит их от цели. Твоя задача – присоединиться к ним и влить в группу новое дыхание, помочь им понять, в чем их слабость. Но запомни, ты не начальник группы, ты – как бы консультант. Посмотри их отчеты, они все здесь. – Генерал положил руку на несколько папок. – Посмотри тщательно, сделай свои выводы и вылетай в Цюрих. Они будут там тебя ждать. Вылет – 16 апреля. Билеты, деньги, инструкции – всё здесь. – Замир положил на папки большой желтый конверт. – Ознакомишься с отчетами и инструкциями у нас в отдельной комнате. Всё это добро выносу за пределы комнаты не подлежит. Там есть сейф, куда будешь складывать папки на ночь. Жить будешь в нашей гостинице для оперативных сотрудников. В этом же здании. Выход на улицу запрещён. При себе иметь оружие. В аэропорт поедешь с нашими сотрудниками. Они тебя подвезут прямо к борту самолета, минуя контроль. Всё ясно?

2

Ави внимательно просмотрел все отчеты группы «След». Четыре человека, четыре оперативника «Моссада», оперативные псевдонимы – Авигдор, Баум, Вернер, Георг… Первое время они действовали почти безукоризненно. Информация об объектах ликвидации, которую они добывали, всегда была точной, квартиры, которые они находили, не проваливались, документы, по которым они жили, были надежны, снабжение оружием и взрывчаткой происходило безотказно. Но что-то смущало Ави в отчетах группы «След». Тщательно прочитав второй раз все отчеты, он определил это «что-то». Ещё до того, как начать изучать отчеты группы, Ави полагал, что ребята из «Моссада» сами отслеживали палестинских террористов, подлежавших ликвидации. Оказалось, что командир «Следа» Авигдор связался с какой-то подпольной левой французской организацией, называвшей себя «La Revolution francaise» и имевшей связи с левыми подпольными экстремистскими группами чуть ли не по всей Европе. Благодаря этим своим связям «La Revolution francaise» и смогла помочь «Следу» найти цели их ликвидаций. Но все услуги французов были не бесплатны. Более того, они стоили фантастически дорого. С точки зрения Ави, это было безумием – довериться такой сомнительной организации и платить так дорого за их услуги, но дело уже было сделано.

3.

16 апреля, в пятницу вечером, Ави прилетел самолетом «Люфтганзы» в Цюрих. Здесь, в отеле «Виддер», в номере, который снимал Авигдор, Ави встретился со всей группой. Но не успели они начать беседу по душам, не успел Ави начать задавать вопросы, которые у него накопились при чтении отчетов Авигдора, как в номере раздался телефонный звонок. Звонил Виктор, связник «La Revolution francaise», который всегда передавал им информацию от главы группы, о котором Авигдор знал только, что его псевдоним Макизар, что ему 51 год и что во время войны он участвовал в Движении Сопротивления и был знаком с самим Де Голлем. Виктор сообщал, что Саламе, значившийся в списке «Моссада» под номером один, прилетел в Берн для какой-то важной и совершенно секретной встречи. Встреча эта произойдет в субботу, 17 апреля, в церкви маленького швейцарского городка Бар, недалеко от Цюриха. Авигдор оставил в Цюрихе для прикрытия Вернера, который должен был купить на всех авиабилеты до Парижа и ждать их в назначенное время в аэропорту. Остальная четверка выехала в Бар. Установилась приятная теплая погода. По небу плыли легкие белые облака. Машина мчалась по шоссе, разрезая весенний воздух. Все молчали, напряженно размышляя над тем, какие неожиданности может преподнести им судьба.У каждого была «беретта» с глушителем. В джипе, взятом в рент по подложным документам, они объездили весь городок и под видом туристов тщательно осмотрели местную церковь. tserkovЦерковь находилась на краю городка, у шоссе, проходившем по лесистым горам. Главный фасад церкви выходил на маленькую площадь, в середине которой был устроен небольшой фонтан. Позади расположилось кладбище. Направо от главного входа в церковь была дверь, которая вела в притвор. Из притвора можно было спуститься вниз, в полуподвал церкви и пройти в просторную библиотеку. Большой деревянный стол посередине комнаты был завален книгами и старинными рукописями. По стенам — стеллажи с книгами. За библиотекой находилось еще две комнаты без окон. По мнению Авигдора, только там и могла состояться встреча. Другие комнаты были недостаточно безопасными. Патер жил в небольшом домике по соседству. План ликвидации был прост: Баум стоит наверху у бокового выхода. Георг ждёт в джипе с включенным мотором. Авигдор и Ави с пистолетами наготове проверяют библиотеку и две полуподвальные комнаты, расположенные за ней. Террористы окажутся в ловушке. Бежать им будет некуда. Авигдор и Ави захватили с собой дымовые гранаты. Возможности бежать, выпрыгнув, скажем, из окна, у противника не будет и через каких-нибудь тридцать секунд после взрыва такой гранаты противник становился совершенно беспомощным. Сами они собирались, воспользовавшись суматохой, покинуть церковь один за другим. При поспешном отступлении дымовая граната станет прекрасным прикрытием. Пока обнаружится, что именно произошло в церкви, они будут уже на полпути к Цюриху.
Саламе вряд ли прибудет на тайное совещание в маленький швейцарский городок в сопровождении армии телохранителей. В лучшем случае с ними будут двое или трое боевиков. Конечно, можно было провести акцию и на шоссе, но напасть на пятерых ничего не подозревающих людей внутри замкнутого помещения было значительно легче, чем сделать это на открытой местности. Кроме того, после акции на шоссе им, возможно, пришлось бы пользоваться поврежденной в столкновении машиной, что было верной гарантией того, что через каких-нибудь десять минут они были бы остановлены дорожной полицией. О происшествии в церкви, независимо от того, чем оно закончится, центральные швейцарские власти могут сразу и не узнать. Служители церквей иногда использовались левыми экстремистами в своей борьбе за «справедливое» дело. Возможно, что Саламе пользуется услугами одного из таких служителей. Тогда можно рассчитывать на то, что патер не будет заинтересован в быстром разглашении того, что произошло в его церкви.
В дерзости плану отказать было нельзя. Преимуществом его была полная неожиданность нападения. Группа охотилась за Саламе уже больше года. Как знать, сколько еще потребуется времени, чтобы такая возможность представилась вновь. Провести ночь в городе они не могли. В Баре было всего два маленьких отеля, и четверо мужчин, остановившихся на ночь в одном из них и покинувших отель на следующий день после убийства, наверняка привлекут к себе внимание.

4

Машина остановилась недалеко от церкви. Георг сидел за рулем и мотора не выключал. В церковь вошел только Баум. Авигдор и Ави изображали туристов, которые торопятся сделать последние снимки церкви на фоне заходящего солнца. Судя по расписанию, вывешенному на стене, последние из прихожан должны были минут через десять покинуть церковь, двери главного входа после этого запираются, но маленькая боковая дверь остается незапертой.
Вот уже последняя группа прихожан покинула церковь. За ними вышел Баум. Пока что все шло по плану.
— Видел двоих палестинцев, — коротко сообщил он. — Молодых, в черных рубашках. По всей вероятности, телохранителей. Они шли в библиотеку. Один из них нес поднос, покрытый белой салфеткой. Вероятно, ужин для Саламе и его друзей.
— Ты уверен, что это были палестинцы? — спросил Авигдор, хотя понимал, что Баум вряд ли может в этом ошибиться. Баум пожал плечами:
— Они говорили между собой на палестинском наречии, — сказал он. — Достаточно громко. Точно были у себя дома.
— Пошли! — сказал Авигдор и быстро направился к боковому входу. Ави шел за ним следом, Баум — чуть отстав. Через минуту — в руках «беретты» с глушителями — они уже были у дверей библиотеки. Ави толкнул дверь…
Двое палестинцев сидели за большим столом и разговаривали. На столе лежал автомат Калашникова и пистолет Токарева, очень популярный у палестинских боевиков. Следующее, что заметил Ави, была рука одного палестинца, хватающая пистолет. Раздался выстрел. Ави открыл ответный огонь. Секундой позже выстрелил и Авигдор. Два палестинца упали на пол. Прошло всего десять секунд с того момента, как Авигдор и Ави вошли в библиотеку.
Ави ещё раз взглянул на двух людей, лежащих на полу в луже крови. Один из них стонал, другой был недвижим. Можно было быть уверенным, что они уже не могут оказать сопротивление. Вставив новую обойму в „беретту”, Ави знаком показал Авигдору, чтобы тот его прикрыл, и кинулся к двери, ведущей в коридорчик, а из него – в первую комнату за библиотекой. Здесь он ожидал, наконец, увидеть Саламе, чьё лицо он изучал по фотографиям и навсегда запечатлел в своей памяти. Толкнув дверь левой рукой, он приготовился сразу же открыть огонь, но неожиданно увидел перед собой трёх обыкновенных, самых обыкновенных, патеров, которые сидели за тяжелым дубовым столом. Три патера в своих высоких воротниках. Три патера в изумлении смотрели на Ави, ворвавшегося в дверь с пистолетом в руке. Поднос с сыром, молоком и булочками стоял на краю стола. Не Саламе или Абу Дауд, переодетые патерами, а трое швейцарцев (двое — помоложе, один — пожилой с седыми волосами) смотрели на него с ужасом. Они вряд ли слышали выстрелы наверху (стены были очень толстые, а на «береттах» — глушители), но, видимо, поняли, что происходит. Конечно же, лидеры террористов могли находиться во второй комнате. Вполне возможно. Но что ему делать с этими тремя? Позвать Авигдора и оставить его сторожить их? Но достаточно того, что они уже рассмотрели его самого. Кроме того, не применяя оружия Авигдор не сможет задержать швейцарцев, если они захотят выйти из комнаты. Но стрелять в этом случае невозможно. Ни при каких обстоятельствах! „Израильские агенты стреляют в мирных священников в швейцарской церкви”, — представил он заголовки газет. За одну минуту они нанесут Израилю ущерб больший, чем все террористы вместе взятые за пять лет. Он должен был что-то решить. Он не может идти на встречу с двумя террористами один, оставив позади себя трех патеров, которые могут вызвать полицию.
— А патеры ли это?! – вдруг молнией пронеслось в мозгу Ави и эта мысль буквально обожгла его. Он вытащил из кармана куртки специальный фонарь и последовательно осветил лицо каждого из патеров. Нет, грима на лицах не было. Тогда он спросил по-немецки седого:
— Почему у вас в библиотеке находятся палестинские боевики?
Седой ответил, запинаясь от страха:
— Не знаю, мы никого… не… видели. Мы ничего… мы…
Ави задал этот вопрос каждому из патеров. Судя по ответам, все они были швейцарскими немцами. Их Schwyzerdutsch (швейцарский диалект немецкого) Ави не спутал бы ни с чем. Мгновенно придя к этому выводу, он громко и отчетливо сказал по-немецки:
— Я из Интерпола. Церковь заминирована палестинскими террористами, которые хотели здесь устроить своё совещание. Мы её разминируем, но не покидайте комнаты, пока вас не позовут. Не то…
Ави видел, что патеры, поражены и напуганы. Выразительно описав дугу в воздухе дулом своего пистолета, Ави вышел, захлопнув левой рукой за собой дверь. Кинулся ко второй комнате полуподвала за библиотекой. Но она была пуста. Он бросился по лестнице вверх. Недоумевающий Авигдор побежал за ним.
— Что случилось?
— Ничего, — ответил Ави, пряча пистолет. — Никого, кроме двух боевиков и трёх патеров здесь нет.
— Уходим! – сказал Авигдор Бауму, стоявшему у бокового входа.
Через несколько секунд они были в машине. В церкви они провели не более десяти минут.
— К Цюриху, — бросил Авигдор Георгу. Георг нажал на стартер. С ревом, который, казалось, заполнил все вокруг, машина рванулась вперед. Минут через двадцать бешеной езды Георг притормозил на мосту через ущелье, и Авигдор выбросил все пистолеты и дымовые гранаты в обрыв.
Ави спокойно, даже как-то равнодушно, произнес:
— Если в течение ближайших двадцати минут патеры свяжутся с полицией, мы попадём в засаду и они так или иначе опознают нас.
— Что же, — сказал неожиданно Баум, – опять промах? Стрельба в невинных? Мы убили людей, имен которых в их списке не было.
shosse-soedinyayushhee-tsyurih-s-barom— Вот как? — зло бросил Авигдор. — Мы стреляли в невинных? Мы открыли ответный огонь по двум вооруженным боевикам. Ты что думаешь, они посетили церковь, чтобы принять крещение? Они охраняли Саламе, самого опасного нашего врага, на чьих руках кровь олимпийцев!
— Ладно, сейчас не время спорить, — примирительно сказал Ави, — сейчас нам необходимо одно — двигаться вперед.
На шоссе в Цюрих, никаких засад не было. Они доехали до аэропорта и встретились с Вернером.
— Через два часа улетаем. В Париж.
Из ближайшей телефонной будки Авигдор связался с Виктором.
— Их там не оказалось, — сказал он.
— Нет, они там были, — ответил Виктор.

Александр Цывин
Продолжение тут

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0