Преступление и наказание, или Антисемитизм в Украине

0

image001Сравним ли уровень антисемитских проявлений в Украине со странами СНГ и Западной Европы, сколь часто звучат ксенофобские заявления из уст украинских политиков и общественных деятелей, и почему за преступления на почве ненависти никто не был осужден, — ситуацию комментирует политолог, глава Группы мониторинга прав национальных меньшинств Вячеслав Лихачев.

— Вячеслав, согласно данным вашего мониторинга, в прошлом году в Украине произошел всего один случай антисемитского насилия — 24 августа на праздновании Дня независимости Украины в Харькове подвергся нападению израильский журналист Ицхак Хильдсхаймер. Как продвигается расследование, есть ли у следствия версии и подозреваемые?
— Следствия не было, поскольку пострадавший не обращался в полицию. Собственно, он не был избит — стоявший сзади парень, увидев человека в кипе, дал ему подзатыльник, а когда журналист обернулся, вскинул руку в нацистском приветствии. То, что в единственном очевидном случае антисемитского насилия речь идет о столь незначительном происшествии, — утешает. Хотя обидно, что подобные инциденты остаются безнаказанными.

— С одной стороны, 19 случаев антисемитского вандализма за год — ничтожный показатель по сравнению со странами Западной Европы. С другой, отечественные вандалы крайне избирательны — каждый год, а то и по нескольку раз в год оскверняются мемориал «Менора» в Бабьем Яру, «Скорбящая мать» в Полтаве, памятный знак жертвам Холокоста в Николаеве. Неужели так сложно обеспечить охрану не столь уж многочисленных еврейских объектов? И завершилось ли хоть одно дело по их осквернению поимкой и наказанием виновных?
— К сожалению, никто не был наказан за преступления на почве антисемитизма за последние три года. В одном случае личность вандалов была установлена, но и тогда дело не дошло до суда. Впрочем, и в «дореволюционные» времена ситуация была не лучше. Это серьезная проблема, портящая впечатление от скромного числа криминальных проявлений антисемитизма. Есть слабая надежда, что хотя бы в деле осквернения синагоги в Умани, благодаря широкому резонансу, расследование будет эффективным, хотя пока правоохранительным органам, несмотря на громкие заявления в первый день после инцидента, похвастаться особо нечем.

Оскверненная синагога в Умани

Оскверненная синагога
в Умани

У меня нет оснований подозревать, что полиция расследует преступления на почве ненависти менее старательно, нежели какие-то другие. Наши правоохранительные органы в целом малоэффективны. Однако вы правы: сравнивая украинские количественные показатели с западными, полезно помнить, что ни одно из антисемитских преступлений не было раскрыто.
Внимание вандалов действительно часто привлекают одни и те же объекты. Боюсь, что государство не в состоянии обеспечить постоянную охрану таких памятников, как мемориалы в Николаеве или Полтаве, а на коммерческой основе местной еврейской общине это не по карману. В какой-то степени, проблема решается установкой системы видеонаблюдения — что тоже стоит денег, и в Киеве было осуществлено благодаря ВААДу Украины. Это оказалось достаточно эффективно — если в 2015 году «Менору» в Бабьем Яру оскверняли шесть раз, то в 2016-м, после установки камер, ни разу, хотя антисемитские инциденты в отношении других объектов на территории заповедника мы фиксировали.

— Проблемы украинского правосудия хорошо известны — от суда уходят люди, совершившие куда более тяжкие преступления. А как обстоят дела с проявлениями антисемитизма у наших соседей по СНГ?

Антисемитские листовки, разбросанные у филармонии в Ужгороде

Антисемитские листовки, разбросанные у филармонии в Ужгороде

— В России ситуация с преступлениями на почве антисемитизма примерно такая же, как и у нас, за одним исключением — виновные иногда все же привлекаются к ответственности. По информации наших коллег из Экспертной группы по противодействию антисемитизму еврейской общины России, в 2016 году там было зафиксировано 26 эпизодов вандализма и три случая насилия. Следует справедливости ради отметить, что методология россиян отличается от нашей — наши критерии более строги и точны, но в целом показатели соотносимые. Так вот, в двух случаях насилия из трех преступники были установлены, есть и дошедшие до суда случаи вандализма. В 2015 году (по 2016-му еще нет окончательной статистики) были осуждены вандалы в двух случаях из 11. Общее количество приговоров в отношении антисемитов довольно значительно, но большинство из них относится к вербальным проявлениям. В последние годы российские суды выносят много приговоров за антисемитские высказывания в Интернете. В Молдове, Беларуси и странах Балтии фиксируется значительно меньше антисемитских акций, однако дело с наказанием преступников обстоит не намного лучше, чем в Украине. Насколько я могу судить, в 2016 году в Беларуси было зафиксировано три акта антисемитского вандализма, в одном из них подозреваемые были задержаны. В предыдущие годы также фиксировалось 2-3 случая антисемитского вандализма, правда, не помню, чтобы кто-то был осужден. В Молдове за последние годы также фиксируется от одного до трех случаев в год, три года назад был осужден молодой человек, надругавшийся над еврейскими надгробиями.

Беседовал Михаил ГОЛЬД
hadashot.kiev.ua
Окончание тут

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0