Отец и сын Моргентау в эпицентре событий XX века

0
Обложка книги Генри Моргентау

Обложка книги Генри Моргентау

Историю семьи с красивой фамилией, которая звучит в переводе как «утренняя роса», можно начать с германского еврея Лазаря Моргентау, который в середине XIX века в Мангейме организовал оригинальный бизнес.

Лазарь делал из старых шёлковых платьев галстуки, которые продавал с лотка на улице. Этот бизнес оказался настолько успешным, что позволил открыть ещё одно очень прибыльное дело — промышленное производство сигар. Закупая табак в Америке, Лазарь Моргентау продавал сигары из этого табака в Германии. Этот процветающий бизнес погубила начавшаяся в штатах Гражданская война. В 1862 году американцы ввели эмбарго на табак, и чрезвычайно прибыльное дело потерпело крах. В 1865 году Лазарь перевёз своё многочисленное семейство, в котором было 10 детей, в Нью-Йорк, где уже жила большая община немецких эмигрантов, приехавших в Америку ещё до миллионов эмигрантов из России.

Генри Моргентау (1856–1946), отец Генри Моргентау-младшего, был девятым ребёнком в семье Лазаря. Выучив язык, он получил степень бакалавра в Сити-колледже, а затем, окончив юридическую школу Колумбийского университета, занялся недвижимостью и строительством жилых домов в Бронксе. Со временем Генри взял под контроль несколько производственных предприятий, в том числе компанию «Ундервуд», производящую первые по-настоящему современные пишущие машинки. Дела его шли прекрасно, но ему хотелось заниматься политикой. Его первым шагом в этом направлении стал сбор средств для Демократической партии, которые пошли на успешную президентскую кампанию Вудро Вильсона, победившего на выборах 1912 года. Поворотным пунктом в политической карьере Генри было личное знакомство с новым президентом. Его роль в политике становилась всё заметнее, и вскоре он получил должность посла в Османской империи. До него эту должность занимали Оскар Штраус и Соломон Хирш, назначенные президентом Теодором Рузвельтом.

Марка Армении, посвященная Генри Моргентау

Марка Армении, посвященная Генри Моргентау

Генри Моргентау оказался в Стамбуле в 1915 году, когда в Европе шла Первая мировая война. В августе 1914 года Турция подписала секретный договор с Германией, одним из пунктов которого было изменение восточных границ Османской империи для создания коридора, ведущего к мусульманским народам России. Это подразумевало искоренение армянского населения, проживающего там. В октябре 1914 года Турция вступила в войну на стороне Германии, а в ноябре началось массовое истребление армян, которое позже назвали геноцидом армян. В течение 1915 года было убито более одного миллиона человек (первое страшное преступление, совершенное в XX веке). Вот в какие события попал американский посол, правительство которого оставалось нейтральным в войне.

Письменный стол Моргентау был завален отчётами почти всех американских консулов, проживающих в разных частях империи, с документальными подтверждениями массовых убийств. Накопив достаточное количество доказательств, он официально проинформировал американское правительство о том, что происходит в стране, и попросил вмешаться в происходящее, но Америка продолжала оставаться нейтральной и никак не реагировала на зверства турок. Президент Вильсон отказывался вмешиваться в эти события. Но Моргентау не хотел оставаться в стороне и пытался убедить власти Турции каким-то образом облегчить участь армян, однако его голос не был услышан.

По инициативе Моргентау был создан Комитет по расследованию злодеяний против армян и общественный фонд помощи выжившим, собравший сто миллионов долларов, что сегодня эквивалентно одному миллиарду. Благодаря своей дружбе с Адольфом Оксом, издателем газеты «Нью-Йорк таймс», он увеличил в 1915 году объём информационного освещения массовых убийств армян с одной статьи до 145.

В 1916 году под давлением озлобленных действиями Моргентау турецких властей и бездействия американского правительства и президента он вынужден был уйти со своего поста. В написанной после возвращения домой книге «Убийство нации» Генри Моргентау написал: «Турция стала территорией ужаса. Я исчерпал свои ресурсы. Я обнаружил, что невыносимо моё дальнейшее ежедневное общение с людьми, от которых всё ещё разило кровью почти миллиона человек». В 1918 году он выступил в США с заявлением, что кроме армян греки и ассирийцы были подвергнуты тем же методам массовой резни и депортации, назвав общее число жертв в два миллиона. Моргентау осудил безразличие европейских держав и США, которое подтолкнуло турецких убийц. В том же году он опубликовал мемуары «История посла Моргентау», где показал роль лидеров Османской империи в геноциде армян.

После вступления Турции в войну резко ухудшилось положение евреев в Иерусалиме и других районах Эрец Исраэль, находящихся под юрисдикцией Турции. Моргентау, ещё будучи послом, связался с со знаменитым своей благотворительной деятельностью нью-йоркским банкиром Джейкобом Шиффом, который создал комитет финансовой и другой помощи евреям, названный «Джойнт». Моргентау сумел организовать доставку продовольствия и медикаментов в Эрец Исраэль. В дальнейшем он был советником президента по Восточной Европе и Ближнему Востоку, главой комиссии США по расследованию условий жизни евреев в Польше после волны погромов, прокатившейся по стране в конце Первой мировой войны, председателем Лиги Наций по делам беженцев, а также отвечал за расселение одного миллиона беженцев из Османской империи.

Генри Моргентау был одним из организаторов Международного Красного Креста и возглавлял американский Красный Крест. Он активно занимался благотворительной и религиозно-общинной еврейской деятельностью, хотя и был антисионистом. У него было четверо детей: три девочки и мальчик с таким же именем, как у отца — Генри.

Генри Моргентау-младший (1891–1967) столкнулся в своей жизни с ещё более страшным массовым уничтожением людей в ХХ веке — Холокостом.

Президент Франклин Делано Рузвельт и Генри Моргентау

Президент Франклин Делано Рузвельт и Генри Моргентау

Генри-младший родился в Нью-Йорке, изучал сельское хозяйство в Корнельском университете и стал фермером, взяв деньги взаймы у отца для покупки участка земли. Он широко использовал в сельском хозяйстве новые технические средства, став большим специалистом в фермерском деле, и даже издавал журнал «Американский аграрий». Но, как и его отец, который бросил свой промышленный бизнес и стал политиком, Генри-младший бросил своё увлечение сельским хозяйством и тоже стал политиком. Этому способствовало то обстоятельство, что он жил рядом и дружил с будущим президентом США Франклином Делано Рузвельтом, который очень ценил его ум и прогрессивные взгляды на государство и общество. Став президентом, он выдвинул Генри на пост министра финансов, на котором тот оставался до конца жизни Рузвельта. Он был также его политическим и экономическим советником, принимавшим активное участие во внешней и внутренней политике правительства. В соответствии с проводимым президентом «новым курсом» Моргентау провёл коренную реформу финансовой системы США, предварительно расследовав серьёзные случаи коррупции в правительстве.

Период президентства Рузвельта почти точно совпал с годами существования в Германии нацистского режима, при котором было уничтожено шесть миллионов евреев. Несмотря на то что в правительственной администрации и окружении Рузвельта было много влиятельных евреев, практически ничего не было сделано для их спасения. Великая страна эмигрантов, на знамёнах которой были написаны идеалы свободы и гуманизма, закрыла двери для еврейских беженцев, которым грозило тотальное уничтожение.

Американцы требовали проводить политику изоляционизма, которая поддерживалась в стране сильными антисемитскими настроениями. «Стопроцентные американцы», не желали видеть в своей стране беженцев, и особенно ещё одного наплыва евреев. Призывы запретить эмиграцию поддерживали такие организации, как «Американский легион», Союз ветеранов, Американская коалиция патриотических сил, и другие правые силы.

Некоторые сенаторы вели себя просто неадекватно. Так, республиканец Руфус Хольман, которому всюду мерещились беженцы, выступая на дебатах по поводу одного законопроекта, сказал: «Я ничего в этом законе не понимаю, но призываю его отвергнуть, так как его могут использовать для ослабления ограничений притока беженцев». Другой конгрессмен, республиканец Вильям Эльмер, говорил в Палате представителей: «Некоторое мощное и хорошо финансируемое движение пытается привести к нам преследуемых Гитлером в Германии и других странах, чтобы погубить нашу страну». Или вот еще одно высказывание на слушаниях в Конгрессе: «Мы должны игнорировать чувства сентиментальных, слезливых добрячков и навсегда запереть на замок ворота в нашу страну для новых эмигрантов, а ключ выбросить».

Общественные опросы, проведённые в 1938 году, когда была Хрустальная ночь, показали, что от 71 до 85 процентов высказались против повышения въездных квот, а 67 процентов полагали, что вообще никаких беженцев нельзя впускать в США. Позорная статистика…

Влиятельные евреи из окружения Рузвельта, стремясь сохранить свою близость к нему и его доверие, избегали непосредственно обращаться к президенту с вопросами, связанными со спасением евреев, или говорили то, что он хотел услышать.

Как считают историки, наиболее активным в стараниях спасти от истребления европейских евреев был Генри Моргентау-младший. Поняв, что Рузвельт, руководствовавшийся прежде всего данными опросов общественного мнения, не будет изменять закон, ужесточающий эмиграцию, Моргентау ухватился за идею о переселении европейских евреев на какую-нибудь новую и неосвоенную территорию, например в Южной Америке или Африке. Он предложил президенту приобрести у Англии и Франции в обмен на аннулирование их долгов США за Первую мировую войну соответственно Британскую и Французскую Гвиану (области в Южной Америке). Президент ответил отказом на это и другие предложения, среди которых фигурировал даже Камерун в Африке. Ещё одна идея была связана с Аляской, но на обсуждении представленного законопроекта в Конгрессе «патриотические» противники еврейского заселения Аляски назвали этот проект «троянским конём идеологии Карла Маркса». Однако все эти планы обсуждались до начала войны и последующего Холокоста, который долгое время, несмотря на многочисленные свидетельства очевидцев, американцы не воспринимали.

Моргентау делал попытки убедить военное командование подвергнуть бомбёжке подъездные железнодорожные пути к лагерю смерти Освенцим, но военные, ссылаясь на мнение президента, что бомбёжка Освенцима бесполезна, отказывались, говоря, что только кучка фанатичных евреев (имея в виду в первую очередь Генри Моргентау) добивается этого.

В начале 1943 года Моргентау и его помощники подготовили запоздалое послание Госдепартаменту под названием «Доклад министру о пособничестве настоящего правительства убийству евреев». В нём содержалась информация о сокрытии высшими чиновниками Госдепа присылавшихся из Европы сообщений о Холокосте. Как указывалось в докладе, они не только не использовали находящиеся в их распоряжении средства правительства США для спасения евреев от Гитлера, но дошли до того, что использовали эти средства для предотвращения этого спасения и тайно пытались остановить сбор информации о массовых убийствах. При этом они препятствовали попыткам частных организаций организовать спасение евреев.

Генри Моргентау-младший, Генри Моргентау-старший и Роберт Моргентау

Генри Моргентау-младший, Генри Моргентау-старший и Роберт Моргентау

Здесь можно привести пример консула США во Франции Хайрама Бингема, который вопреки запретам Госдепартамента оформлял визы для евреев, помогая знаменитой миссии Вариана Фрая по спасению евреев. За это он в 1941 году был отослан из Франции.

Скандал, возникший после публикации доклада, привёл к обсуждению в Конгрессе резолюции о «незамедлительных действиях» для спасения оставшихся в живых евреев. Закончилось это обсуждение тем, что в январе 1944 года Рузвельт наконец подписал приказ о создании Совета по делам военных беженцев, который выступил спонсором миссии Рауля Валленберга в Будапеште. Работа Валленберга в шведском посольстве, где он оформлял паспорта и визы в Америку, позволила спасти 200 тысяч венгерских евреев.

Журнал «Тайм» с изображением Генри Моргентау-младшего

Журнал «Тайм» с изображением Генри Моргентау-младшего

После смерти президента Рузвельта в 1945 году Генри Моргентау занялся общественной и филантропической деятельностью. Он был президентом Объединённого еврейского созыва (американской общественной благотворительной организации) и в отличие от своего отца, который был антисионистом и сторонником ассимиляции евреев, много помогал Израилю на посту председателя Американской корпорации по финансированию и развитию Израиля. В его честь названо поселение Тал-Шахир (Утренняя Роса — буквальный перевод на иврит фамилии Моргентау).

Сын Генри Моргентау-младшего Роберт долгое время был федеральным прокурором Манхэттена, где он расследовал почти три с половиной миллиона дел. Комиссар полиции Нью-Йорка Раймонд Келли назвал его иконой и легендой города. На этот пост его назначил друживший с ним с юных лет президент Джон Кеннеди. Таким образом, три президента — Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт и Джон Кеннеди — сыграли важную роль в выдающейся карьере трех поколений Моргентау.

Юрий Шоткин

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0