Не только «стукнутые антисемитизмом». Беседа с известным российским публицистом Леонидом Радзиховским

0

4586646bxpv850_d_850Леонид Радзиховский — яркий журналист, получивший широкую известность в начале 90-х годов прошлого века, но он по-прежнему в строю, комментируя современную российскую политику. Мало кто знает, что по образованию Леонид психолог, написавший десяток научных трудов и имеющий степень кандидата наук, но именно журналистика стала для него главным делом жизни.

Сегодня Леонид Радзиховский согласился ответить на вопросы, которые непосредственно касаются его самого и современной политической ситуации в Российской Федерации.

– Уважаемый Леонид, вы когда-либо интересовались своей родословной? Фамилия Радзиховский имеет польские корни?
– Нет, никаких польских корней у меня нет: я — классический еврей, а фамилия — польская, потому что раньше фамилии людям давали в зависимости от того места, где они жили. В Восточной Польше, где-то на юге, было такое местечко Радзихос, от него и произошла моя фамилия…

– Вы родились в год смерти Сталина, начавшего раскручивать так называемое дело врачей в начале 50-х годов, когда была объявлена «борьба с безродными космополитами», под которыми подразумевали тех же евреев. Для чего это Сталину понадобилось делать после войны?
– Во время войны по всей территории СССР был жуткий взрыв антисемитизма, и немецкая пропаганда дала блестящие плоды. Кроме того, после окончания войны люди жили, конечно, ужасно, надо же было на кого-то повесить всех собак. Во время Первой мировой войны царское правительство во всех своих неудачах обвиняло евреев, и вполне естественно, что советское правительство пошло этим путём, используя ту же логику, а евреи для этого — идеальный пример козла отпущения. Вот так эта кампания и началась.

– А вы когда-нибудь испытывали на себе проявления антисемитизма, возможно, на бытовом уровне?
– Вы знаете, мне шестьдесят с лишним лет, и, конечно же, в течение долгой жизни я с этим сталкивался, но реально никаких проблем у меня по этому поводу не было….

– По меткому замечанию Романа Карцева, антисемитизм был, есть и будет. Он существовал и при Хрущёве, и при Брежневе. А с чем, по-вашему, вызвана его вспышка в начале 90-х гг.? Все мы помним пресловутое общество «Память», чернорубашечников Баркашова и т. д. Самое интересное, что при подъезде к одному из железнодорожных вокзалов Москвы я сам видел на заборе огромную надпись «Боря Эльцин», да и телевидение в те годы называли «тельавиденье», «тонко» намекая на Тель-Авив…
– Ну это вполне естественно: резкое падение уровня жизни, общая неопределённость, хаос. В этой ситуации люди ищут врагов, а классический объект для таких поисков и козёл отпущения — евреи. Кроме того, часть власти, которая тогда была расколота (в основном противники Ельцина) с удовольствием разыгрывала эту карту, вот антисемитизм и расцвёл пышным цветом. Это такие споры, они всегда есть в земле, но иногда, когда ясная погода, они вырастают, иногда — нет, а вообще, в России всё на 100% регулируется властью: если власть поддерживает это дело, то оно будет, это управляемое общество!

– Что питает сегодняшний антисемитизм в РФ, возможно, тот факт, что многие из российских олигархов — евреи, хотя почему-то никого не интересуют ни Алишер Усманов, ни Владимир Потанин, ни Вагит Алекперов, ни Михаил Прохоров?
– По этой же причине люди выбирают то, что не совпадает с большинством. Если вы в толпе в Германии, скажем, увидите турка или ещё кого-то подобного, то вы его заметите, а остальные люди будут фоном. По этой же причине и проявляется повышенный интерес к еврейским фамилиям плюс неискоренимый антисемитизм. В России до сих пор господствует святое убеждение, что все русские миллиардеры — евреи. Это абсолютная чепуха. Среди крупных бизнесменов России не более 20% евреев, полуевреев и на четверть евреев. А в той же Москве, где сосредоточены почти все евреи России, они составляют меньше 1% от общего населения столицы.
Что касается Усманова или Аликперова и им подобных, которые неевреи, то о них всегда гораздо меньше кричали в СМИ, они не так лезли. Надо сказать, что говорили о тех, кто беспрерывно лез: Березовский, Ходорковский, а они демонстрировали нахальство, постоянное желание быть на первых страницах прессы и привлекать к себе внимание со стороны окружающих. Хотели привлекать? Ну и привлекли!

– Вы думаете, что в России антисемитизма не больше, чем в других странах?
– Ну я не замерял уровень антисемитизма у нас в стране. В России вообще более грубые нравы, чем в других странах. Например, в России гораздо выше уровень насилия. На 100 тысяч человек уровень убийств в 7–8 раз выше, чем в Европе. Я сам — еврей, всю жизнь живу в России и могу сказать, что за последние годы я значительно меньше ощущаю напряженности в этом вопросе, чем в молодости. Есть небольшая группа людей (15–20%), которая на всю жизнь «стукнута антисемитизмом», но для большинства российского общества наиболее раздражающим фактором внутри страны являются кавказцы и мусульмане, так же как и в Европе, где максимально раздражают арабы, что не мешает тому, чтобы в европейских странах оставались радикальные антисемиты.
С одной стороны, российские евреи ассимилированы гораздо больше, чем евреи во Франции. С другой стороны, раздражающий фактор, связанный с евреями, заключается в том, что еврейская интеллигенция в России, как и во многих европейских странах, придерживается либеральных, космополитических, глобалистских взглядов и имеет особое отношение к власти. Так как в России сильны патриотизм и национализм, то сторонники космополитизма и глобализма вызывают большое раздражение.

– Теперь давайте немного поговорим о вас. Чем был вызван выбор вашей будущей профессии? Почему вас заинтересовала психология?
– Она меня совершенно не интересовала, но, во-первых, я ничего не понимал в математике, поэтому поступать в технический институт я просто не мог, а во-вторых, я хотел заниматься историей. В советское время это не представлялось возможным: нужно было вступать в партию, писать всякую непрерывную ложь и т. д. Методом исключения я пришёл к психфаку. Кроме того, у меня там был блат, поэтому я туда и поступал.

– Многие знают вас как яркого публициста, но не как психолога. А вы — кандидат психологических наук, опубликовавший несколько десятков работ по истории психологии. Вам не обидно?
– Нет, вы знаете, мне это совершенно не обидно, потому что я психологию как науку не любил и специалист был никакой, а то, что я защитил диссертацию, то кто только этого не делал. Я себя, безусловно, нашёл в журналистике, другое дело, что мне сейчас и журналистика надоела, но это уже возрастное плюс к тому, что сейчас в нашей стране журналистика умерла, поэтому я просто работаю на автопилоте. Но было время, когда я себя действительно реализовывал в этом деле.

– Чем, по-вашему, вызвана такая большая ностальгия по СССР в современной России?
– Это традиционная мания величия, которая не зря напоминает «веймарский синдром», что совершенно оригинально повторяет Веймарскую республику, где очень популярными были ложные воспоминания о кайзеровской Германии. Такое величие типично для стран, которые чувствуют себя ущемлёнными. Россия абсолютно ничем не ущемлена, и так хорошо, как сейчас, люди никогда не жили, хотя в России большое количество бедных и сильное расслоение общества, но уровень жизни намного выше благодаря мировому прогрессу — он невероятно вырос. Но власть систематически внушает людям, что нас обижают, нам угрожает Запад, а мы двадцать пять лет встаём с колен. Это пропаганда, которая нужна власти, для того чтобы поддерживать свою незаменимость, поддерживать совершенно устаревшее и никому не нужное самодержавие, которое оправдывается тем, что мы боремся с Западом. А если мы боремся с Западом, то, конечно, Советский Союз представлял собой гораздо большую проблему для Запада и имел более сильное влияние. Вот отсюда и эти бесконечные воспоминания о СССР, которые ничему не соответствуют.

– Многие проводят параллели между СССР и сегодняшней РФ в плане работы СМИ, внешней политики, спорта и т. д. А есть ли между ними какие-то серьёзные различия, или они — близнецы-братья?
– Между ними существуют гигантские различия: в Советском Союзе не было рыночной экономики, а в России — есть, причём это не пустые слова, а факт, так как Советский Союз был государством всеобщего дефицита, а в России нет никакого дефицита. В Советском Союзе у многих людей была иллюзия социальной защищённости, когда человека нельзя было просто так уволить, а в России можно вышвырнуть с работы любого человека. В Советском Союзе существовала прописка и все как-то были прикреплены к месту, а в России каждый может жить, где хочет, и делать, что хочет, и никого это не касается. В Советском Союзе была некоторая стабильность: ты мог в 22 года прийти на рабочее место, ничего не делать и через сорок лет уйти на пенсию, а в России такое невозможно — никакой стабильности нет. Советский Союз являлся закрытой страной: выехать было трудно — даже в туристическую поездку, для чего проходили разные комиссии, и в основном люди ездили в социалистические страны, а Россия — абсолютно открытая страна: езжай, куда хочешь. Этих различий гораздо больше, чем аналогий!

t_526792– Вы сейчас говорили по поводу выезда из СССР за рубеж, а у вас никогда не было мысли об эмиграции — в конце 80-х — начале 90-х годов?
– Нет, я для этого слишком ленив, и никакой толковой профессии у меня не было.

– Насколько реальны цифры рейтинга популярности президента России? Я имею в виду цифру 80%…
– Я не знаю, насколько реальны эти цифры, но то, что Путин очень популярен, это факт!

– РФ на сегодняшний день находится в международной изоляции. Есть ли какой-то гипотетический шанс на то, что в обозримом будущем ситуация как-то изменится или это долгосрочная перспектива противостояния России и Запада?
– Противостояние с Западом — это единственное, что есть в российской политике и в российской идеологии и что держит самодержавную власть в России, а если такого противостояния не будет, то необходимость в самодержавной власти исчезает, поэтому противостояние с Западом — это основа российской политики, от чего никуда не денешься, пока, во всяком случае, в России остаётся тот политический строй, который существует сейчас.

Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение»

Леонид Радзиховский в программе «Особое мнение»

– Вы сказали, что в современной России журналистика умерла, но как вы думаете, почему российская власть терпит некие «оазисы свободы», например «Эхо Москвы», где вы регулярно участвуете в программе «Особое мнение»? Это делается для того же Запада или для внутреннего пользования?
– Это делается и для Запада, и для того, чтобы выпускать пар внутри страны, потому что эти СМИ — абсолютно безвредны и не представляют никакой опасности для власти. Это делается для развлечения самих власть имущих, но главное даже не в этом: сегодняшняя российская пропаганда более умелая и более эффективная, чем советская пропаганда. Почему? А потому что российская пропаганда использует то, чего не было в Советском Союзе. Все эти «Эхи Москвы» и тому подобные вещи абсолютно необходимы российскому государству, потому что они создают у населения иллюзию политической борьбы и иллюзию политического движения: есть враг — эти самые «либерасты» или «либералы» — противник, заранее обречённый на верное поражение, но он есть! И, таким образом, возникает самое главное, что необходимо, — интрига! Есть против кого бороться! Советская пропаганда была безумно скучной, потому что ей не с кем было воевать: существовали какие-то анонимные диссиденты, за исключением двух имен — Сахарова и Солженицына, которые нигде не появлялись и не могли ничего публично сказать — только в самиздате и т. д. А российская пропаганда в этом плане гораздо живее: вот телевизионное шоу Соловьёва или ещё кого-то, где стоят 2–3 дурачка, заранее обреченных на то, что их оплюют, что они — смешные и глупые, что они — трусливые, что особенно важно. Они представляют либеральную точку зрения, и борьба с ними создаёт некую интригу: если бы их не было, то о чём были бы эти ток-шоу? Все бы друг на друга кричали, какая ужасная Америка и какая прекрасная Россия? А так есть — он, меньшевик, троцкист. Это такой вечный спектакль, где есть плохой герой и хороший, но пьесы без отрицательного персонажа быть не может?

– Мы с вами уже беседовали в 2008 году, и тогда вы мне сказали, что в России оппозиции нет. Что-то изменилось с тех пор?
– Да, изменилось, но в том отношении, что если тогда оппозиции не было, то теперь её совсем нет!

– Какое значение для России имело убийство Бориса Немцова?
– Для 99% населения — вообще никакого, а для малой доли противников Путина оно, естественно, окончательно их испугало.

– Как известно, украинские события последних лет сделали противниками многих людей, которые оказались по разные стороны баррикад. Как вы думаете, это навсегда?
– Если речь идёт о каких-то личных спорах, то они не бывают вечными: поссорились — помирились, на то они и люди, многие уже помирились, а если речь идёт об отношениях между Украиной и Россией, то они едва ли восстановятся в том виде, в каком они были, хотя сейчас Украина пытается продвигать политику, которая похожа на политику России начала 90-х годов: верит в чудеса и в какие-то необыкновенные фигуры типа Надежды Савченко, но при этом проводит политику восстановления отношений с Россией. Я думаю, что из этого ничего не получится.

url_0_0– Думаю, санкции с России будут постепенно снимать. Если это произойдёт в полном объёме, то чем она тогда будет мотивировать плохое отношение к себе со стороны Запада? Остаётся ли какой-то манёвр?
– Конечно, ничего не изменится! Нам скажут: «Как мы и говорили, Путин одержал блестящую победу и поставил на колени этот Запад, добился своего. Но Запад как был нашим врагом, так и остался. Да, мы их дожали, и мы их победили, но врагами нашими они остались: ровным счётом ничего не изменилось.

– И это не будет зависеть от того, что новым лидером Америки стал Дональд Трамп?
– Путин, безусловно, попытается наладить с ним отношения, но пропаганда внутри страны от этого абсолютно не изменится: там всегда должна быть антиамериканская пропаганда. Это чувство живо в народе, это — гарантия самодержавия, это — главная скрепа. Экономическая политика может идти совсем по-другому, даже внешняя политика может проводиться отчасти иначе, но идеологическая пропаганда должна быть только такой, иначе объяснить наличие самодержавия просто невозможно.

Беседовал Евгений КУДРЯЦ
«Еврейская панорама», Берлин
isrageo.com

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0