Большие ожидания

5

Мир шахмат как явление высокой культуры возник благодаря матчам на первенство мира. Состязания Стейница с Ласкером 1894 года, Ласкера с Капабланкой 1921 года, Капабланки с Алехиным 1927 года, признанных шахматной публикой гениев, продемонстрировали лучшее, на что способны человеческие интеллект и дух.

Вильгельм Стейниц и Михаил Чигорин

Вильгельм Стейниц и Михаил Чигорин

Эти матчи стали важными вехами в истории шахмат и неимоверно продвинули их как явление творчества и как квазиспорт. Возведенный в стройную систему в конце 40-х годов ХХ века реформой Ботвинника, этот квазиспорт включил в соревнования за титул чемпиона мира всех шахматистов планеты.
Звание чемпиона мира, изобретенное Стейницем, являлось собственностью самого обладателя титула. Тот решал, как с этим титулом обращаться, против кого из конкурентов и когда его защищать. Капабланка за 6 лет своего чемпионства сыграл лишь один матч. Выигравший этот матч Алехин защищал свой титул только против второстепенных конкурентов. Ботвинник, став чемпионом, презентовал владение титулом и организацию соревнований за его обладание ФИДЕ с условием, что те примут его, Ботвинника, проект этих соревнований.
И хотя золотой век шахмат, начавшийся в 1948 году с блистательного завоевания титула чемпиона Ботвинником, завершился после матча Каспарова и Шорта в 1993 году и развала четкой системы розыгрыша высшего титула, начинающийся 11 ноября в Нью-Йорке матч за титул сильнейшего в мире между Магнусом Карлсеном и Сергеем Карякиным свидетельствует о том, что традиция, тянущаяся с 1886 года, с первого такого матча Стейница и Цукерторта, еще жива.

Магнус Карлсен представляет собой редкостное явление шахматного гения, на голову превосходящего сильнейших мировых гроссмейстеров — своих современников. Такие отрывы редки в нашей игре. Можно назвать первых двух чемпионов мира — Стейница и Ласкера, в свои лучшие года подолгу доминировавших в шахматах, Бобби Фишера, крушившего всех в пору завоевания им титула — в 1969–1972 годах, да Гарри Каспарова, с 1985 года и до добровольного завершения им карьеры в 2005 году не имевшего себе равных. Карлсен обладает «абсолютным шахматным слухом», его интуиция безупречна. При необходимости он готов брать любой риск и в осложнениях столь же изобретателен, как в стратегической игре. Ошибки чемпион мира иногда совершает, оказавшись в худших позициях. Он проиграл несколько ничейных окончаний, которые мог спасти. Но в такие ситуации Карлсен попадает крайне редко.

Борис Спасский и Бобби Фишер

Борис Спасский и Бобби Фишер

Соперник чемпиона мира Сергей Карякин — тоже из вундеркиндов. Он, как и Карлсен, завоевал титул гроссмейстера в 12 лет. Карякин знает, умеет и понимает в шахматах все, что можно знать, уметь и понимать. При этом Сергей обладает невиданным упорством. Спортивным подвигом выглядит его победа в Кубке мира 2015 года, когда, проиграв Петру Свидлеру в финальном матче из четырех партий первые две, Карякин все же вырвал победу. Также ценой героических усилий он одержал победу в турнире кандидатов, давшую ему право на матч с Карлсеном. Но гениальности, выделяющей величайших, Карякин пока не демонстрирует. Смогут ли иные факторы уравновесить в матче совершенство природного таланта Карлсена?
Так исторически сложилось, что матчи на первенство мира представляют немалый интерес и как соревнования наиболее могучих интеллектов, и как политические события. Так, два матча между чемпионом мира Стейницем и Чигориным в 1889 и 1892 годах стали прологом к ХХ веку — веку соперничества двух молодых цивилизаций — Америки и России. Лев Толстой, большой любитель шахмат, в одном из писем сообщал, что чувства патриота заставляют его страстно желать победы Чигорину.
Но как гордый американец Вильгельм Стейниц, он же бедный пражский еврей Вулф Щайниц, поверг русского титана Михаила Чигорина, так и ХХ век продемонстрировал торжество индивидуалистической американской цивилизации над коллективистской российской.
Русская революция 1917 года претендовала на создание для мира образца социального общества, но чемпионство мира с 1927 года до его смерти в 1946 году Александра Алехина, вынужденного бежать от этого «образца» со своей родины, изобличало убожество этого «образца». Триумф Фишера в матче 1972 года против Бориса Спасского на пике холодной войны предрек грядущую победу США в этой войне. Ухабы в титанической борьбе Каспарова и Карпова следовали за ухабами крушения коммунистического режима в СССР. Наконец, приезд в США Карякина подчеркивает нынешний кризис в отношениях США и России. Америка сурово осуждает аннексию Россией Крыма. Карякин родился и рос в Крыму, совершенствовался как шахматист в Краматорске — в Донбассе, за который все еще идет кровопролитная война между Россией и Украиной. Потом Карякин эмигрировал из Украины в Россию и всем сердцем поддерживает присоединение Россией Крыма. Его успех в матче был бы большой политической победой России.

Сергей Карякин

Сергей Карякин

Матчи на первенство мира для их участников — это величайшее напряжение всех душевных сил. Люди с обычной нервной системой и даже просто с сильной такое напряжение не выдерживают. Еще сражавшийся в первом матче за высший титул в 1886 году Иоганнес Цукерторт после успеха в первых пяти партиях соревнования перенес нервный срыв, провалил остаток матча и двумя годами позже в возрасте 45 лет умер. Великие шахматисты Смыслов, Таль, Спасский после завоевания звания чемпиона мира понижали свой уровень игры, теряли титул и на повторное восхождение уже не были способны. Не вынесла напряжения такого матча и психика Бобби Фишера. После замечательной победы в одном из самых захватывающих поединков в истории первенств мира он сумел заставить себя сесть за доску лишь еще раз — 20 лет спустя. Его состояние после того успеха, видимо, справедливо было бы определить как душевная болезнь. Единственным исключением из законов природы представляется нервная система Анатолия Карпова. Лучшую свою игру Карпов демонстрировал в соревнованиях за первенство мира, в которых участвовал долгие годы.
Летом 2000 года по дороге из Испании в Китай я остановился на неделю в Москве. Там я консультировал в одном из дебютов Гарри Каспарова, готовившегося к матчу на первенство мира с Крамником. Я был знаком с Гарри уже четверть века. Обычно, находясь рядом с ним, я ощущал мощное излучение энергии — как от ядерного реактора. Правда, два своих предыдущих матча за титул — с Анандом и с Шортом — Гарри играл уже значительно бледнее, чем в проходивших в те же годы круговых турнирах. Но в ту московскую встречу, мне представлялось, Гарри уже не был готов к предельному нервному напряжению, с которым связаны матчи. Казалось, что он психологически настроился передать свое звание преемнику. Титул чемпиона утомил его, и Гарри даже не очень подсознательно стремился избавиться от него. Он уступил титул Крамнику, не выиграв в матче ни единой партии, проиграв две и еще в двух чудом избежав неизбежных поражений. Потеряв же титул, в оставшиеся 5 лет своей карьеры Гарри продолжал доминировать в шахматном мире.
Наибольшая психическая нагрузка в матче обычно ложится на чемпиона мира. Претендент рассматривает такой поединок как высшую точку в своей жизни и демонстрирует все, на что способен. Чемпион же чувствует несправедливость — у него пытаются отобрать его законное. Характерны результаты Ботвинника. Как чемпион мира он сыграл пять матчей — три проиграл и два свел вничью. Зато выиграл два матча-реванша как соискатель звания.
Карлсен сыграл уже два матча за титул. Похоже, он начал уставать от них. Об этом свидетельствует его предложение отказаться от традиции и разыгрывать звание чемпиона мира в турнире сильнейших. В таком соревновании будет по сравнению с матчем существенен элемент случайности, и шансы чемпиона сохранить титул сократятся, снизится также его приз. Но исчезнет чрезмерное напряжение матчевой борьбы.
Если моя трактовка предложения Карлсена верна, психологически положение Карякина в нью-йоркском соревновании будет предпочтительным.

Магнус Карлсен

Магнус Карлсен

Еще один аспект матчевой борьбы — качество подготовки. Работа с компьютером, составляющая в наше время основную часть подготовки шахматиста к соревнованию, нивелирует элемент таланта и увеличивает факторы потраченных на анализы человеко-часов, количества и качества помощников, памяти игроков. В совокупности здесь тоже преимущество должно быть за Карякиным, имеющим за своей спиной мощную российскую шахматную машину и поддержку властей.
Но подход Карлсена к подготовке отличает его почти ото всех его коллег. Чемпион мира часто стремится получить всего лишь невыхолощенную, неясную позицию и за счет своего таланта может переиграть оппонентов. А в поиске таких позиций ему может помочь… Ходят слухи о возобновившемся сотрудничестве Карлсена с Каспаровым. Но, если такое сотрудничество и не возобновлялось, пустить такой слух было сильным ходом чемпиона мира. Пусть соперник нервничает…
В целом предстоящий матч может показать, насколько современная интенсивная подготовка, включающая многочисленные исчерпывающие компьютерные анализы, определяет результаты борьбы на самом высоком уровне.
Всемирная шахматная федерация в последние десятилетия провела немало реформ, которые пошли во вред шахматам. Одна из них — вместо обычных 24 или хотя бы 16–18 партий первенство мира будет разыгрываться всего в 12 поединках. Это повысит нервное напряжение участников и в целом увеличит элемент случайности. Кроме того, когда мы имеем такой праздник, как предстоящий матч, хотелось бы, чтобы он продолжался подольше.
Итак, преимущество чемпиона мира — безмерный природный талант. Факторы в пользу претендента — выдающиеся бойцовские качества, более высокая мотивация, задействованные ресурсы многочисленной бригады помощников при подготовке и, возможно, больший запас нервных сил, не растраченный в предыдущих матчах за титул чемпиона. Предстоит яростная борьба, которая может внести этот матч в ряд самых выдающихся в истории шахмат.

Новая книга Бориса Гулько:
Мир еврея. Часть 2.
111 избранных эссе, написанных в 2012–2015 годах.
547 страниц.
26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Мир еврея. Часть 1.
57 избранных эссе, написанных в 2000–2012 годах.
269 страниц.
15 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Путешествие с пересадками. Три книги воспоминаний.
397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах.
20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.

Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com

Об авторе

Борис Гулько

Нью-Джерси, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 3,29 из 5)
Загрузка...

5 комментариев

  1. Вольф на

    1. По поводу того, что Вильгельма Стейница в детстве якобы звали «Вулф Щайниц». На сайте newswe.com, где продублирован этот текст, Б. Гулько указал: «Фамилия Щайниц приводится Яковом Нейштадтом в лучшей, на мой вкус, книге о Стейнице». Но в обеих книгах Я. Нейштадта о Стейнице («Первый чемпион мира», 1971; «Стейниц. Искатель истины», 2004) говорится о Вольфе Штайнице. Искажать фамилию первого чемпиона, наверное, всё-таки не следовало.
    2. Магнус Карлсен стал чемпионом мира не в 12, а в 13 лет.
    3. Не были ни Ефим Боголюбов, ни Макс Эйве «второразрядными соперниками» для Александра Алехина. Маэстро Боголюбов в конце 1920-х входил в пятерку лучших шахматистов мира. То же можно сказать о гроссмейстере Эйве: в 1932-1934 гг. он котировался наравне с Капабланкой и Флором.
    4. Воля автора — расхваливать Гарри Каспарова, который якобы «не имел себе равных» с 1985 до 2005 г. Если относительно первых 15 лет это более-менее справедливо, то в последние 5 лет у Г. К. случались неудачи в турнирах и матчах. Результат матча с Крамником в 2000 г. был закономерен.
    5. Матч Ласкера с Капабланкой 1921 г. не продемонстрировал «лучшее, на что способны человеческие интеллект и дух» — шла игра в одни ворота, и Ласкер досрочно сдал матч.
    Есть и другие претензии к этой верхоглядной статье, но, пожалуй, остановлюсь. Тем более, как показала «дискуссия» на упомянутом сайте «Мы здесь», автор, увы, плохо воспринимает критику.

  2. Вольф на

    Пардон, оговорочка в п. 2: «Магнус Карлсен стал чемпионом мира не в 12, а в 13 лет.» — имелось в виду «гроссмейстером».

    • Борис Гулько
      Борис Гулько на

      Вольф, есть вопросы, которые специалисты и…э… профаны видят по-разному. Например, оценку матча Ласкер-Капабланка. Или уровень игры Боголюбова и Эйве по сравнению с игрой Капабланки, которому Алехин дал обязательство играть матч-реванш в случае победы в матче 1927 года, даже взял немалый залог от кубинца. Но матч играть не стал.
      Заметно выше упомянутых игроков был и Ласкер до его старости. Впервые Алехин победил Ласкера и обогнал в турнире лишь в Цурихе, кажется в 1934 году. Дату можете проверить.
      Каспаров значительно превосходил в рейтинге остальных шахматистов и в последние 5 лет своей карьеры. А это единственный объективный критерий — и для знатоков, и для профанов.
      Фамилию первого чемпиона «Щайниц», я прочёл, возможно, в превосходной книге Мих.Левитова в серии «Жизнь замечательных людей». Точно не помню. Проверьте.
      Я «плохо воспринимаю Вашу критику» из-за Вашего хамского тона — например «верхоглядная статья». А также потому, что понимаю шахматы лучше и знаю о них больше, чем Вы.

  3. Илья Эфраймович

    Интересный экскурс, особенно, в свете предстоящего в Нью Йорке матча. Только шахматы уже не представляют того интереса с тех пор как машины стали обыгрывать человека. Каким бы ГЕНИЕМ не был шахматист, железка с элементами креминия поставит мат любому вундеркинду.

    • Борис Гулько
      Борис Гулько на

      Илья, согласен с Вами. Компьютеры нанесли невосполнимый ущерб имеджу шахмат.
      Всё же человеческие шахматы отличны от компьютерных. Это соревнование индивидуальностей. У компа индивидуальности нет.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0