Не вымирайте, динозавры!

t336f62ei5u

Один из бесчисленного множества анекдотов о Шимоне Пересе гласит, что как-то ему подарили черепашку.
– Скажите, а сколько лет живут черепахи? — спросил Перес, любовно гладя подарок по панцирю.
– Говорят, триста лет! — последовал ответ.
– Вот так всегда! — вздохнул Шимон Перес. — Не успеешь привыкнуть к животному, а его уже нет!
Этот анекдот, как и все еврейские анекдоты, безусловно, не случаен. В эти дни в больничной палате в крайне тяжелом состоянии лежит человек, который на протяжении многих десятилетий казался израильтянам, да и всему миру вечным. Своего рода Агасфером мировой политики. Вот почему, когда мне позвонили из Москвы и сообщили, что немало удивлены теми потоками грязи, которые выливаются в Интернете и соцсетях на борющегося за жизнь Шимона Переса, я был удивлен куда больше.
Признаюсь, я не следил в эти дни за инетом, но я хорошо знаю, что происходило на улицах еврейского государства. Я знаю, что уже через час после того, как пришла новость о госпитализации Шимона Переса с инсультом, на тель-авивской площади Рабина стали собираться встревоженные люди, чтобы выразить свою любовь к этому человеку и пожелать ему выздоровления. В эти же минуты все авторитетные раввины Израиля призвали народ молиться за выздоровление экс-президента и читать псалмы Давида.
И если и в самом деле нашлись те, кто радуется болезни Переса, желает ему смерти и слишком торопится сплясать на еще не приготовленной для него могиле, то стоит ли обращать внимание даже не на пигмеев — на навозных жуков, копошащихся у ног великого человека?! А в том, что он — великий, никогда не было сомнений ни у его друзей, ни у самых яростных политических оппонентов. Думаю, не преувеличу, если скажу, что Шимон Перес — это не просто патриарх израильской политики, впечатавший свое имя в ее историю, — он и есть сама эта история.
Израильтяне до сих пор любят вспоминать, что первый премьер-министр страны Давид Бен-Гурион называл тогда еще совсем молодого, 25-летнего помощника гендиректора Министерства обороны «неисправимым интриганом», и это правда — называл! Но он же знал, что этому «неисправимому интригану» можно доверить любое дело — от тайной закупки оружия до сложнейшей дипломатической миссии — и он с ним блестяще справится. Этим и только этим, а не склонностью к интригам объясняется та головокружительная карьера, которую в итоге сделал маленький еврейский мальчик, приехавший в 8 лет в Палестину из белорусского местечка Вишнево.
Что бы ни происходило с Израилем, кто бы ни стоял во главе еврейского государства, Шимон Перес всегда был рядом в качестве главного соратника и соперника одновременно. Рядом с Бен-Гурионом, Леви Эшколем, Голдой Меир, Ицхаком Рабином, Биньямином Нетаниягу, Эхудом Ольмертом и снова Биньямином Нетаниягу.
Как и любого великого человека, его портрет невозможно нарисовать только углем, здесь нужна вся палитра красок, и вместе с тем он сам был скроен из черного и белого, из тезы и антитезы. Когда ему пытаются поставить в вину соглашения в Осло и называют «предателем», «пособником террора», «нанесшим огромный ущерб безопасности страны», то почему-то предпочитают старательно забывать, что именно Пересу армия Израиля обязана своей мощью, и это он, возглавляя Министерство обороны, добывал для молодого еврейского государства оружие во Франции и США, обеспечивал американскую военную помощь и создавал тот самый ядерный щит, который то ли есть у Израиля, то ли нет.
И это именно Перес, когда было нужно, наносил предельно жесткие удары по тем же террористам, доказывая, что евреи никогда не собираются подставлять левую щеку в ответ на удар по правой. К террористам он был беспощаден, и именно поэтому сегодня так брызжут слюной некоторые арабские депутаты, крича, что руки Переса по локоть в крови. И, кстати, именно Перес внес огромный вклад в разъяснение миру правоты Израиля в деле борьбы с террором, когда рухнула его концепция мирного процесса.
Мне почему-то вдруг вспомнились выборы 1996-го, происходившие через полгода после убийства Рабина. Было ясно, что большинство еврейского населения страны поддерживает Биньямина Нетаниягу, а не занявшего пост премьера Переса. И Перес мог победить лишь в случае, если все израильские арабы придут на выборы и проголосуют за его кандидатуру. Но незадолго до выборов с территории Ливана стали обстреливать север Израиля, и Шимон Перес отдал приказ о начале операции «Гроздья гнева», и израильские ВВС полетели свершать возмездие. Эта операция оттолкнула от Переса часть арабского населения, и он потерял пост премьера, хотя Нетаниягу и победил с минимальным отрывом. Лишь много позже я понял, что Перес знал — не мог не знать! — к каким последствиям приведет военная операция, но пошел на это, потому что безопасность страны была для него важнее власти, которую он, как и всякий большой политик, конечно, беззаветно любил.
Впрочем, один из старых израильских журналистов как-то в разговоре со мной заметил, что называть Переса политиком не совсем верно, он — государственный деятель.
– А в чем разница? — спросил я.
– Она огромна, — ответил ветеран израильской прессы. — Политик живет стремлением добиться ежеминутного успеха, а государственный деятель думает о будущем страны и народа. Политиков у нас много. А вот государственных мужей — раз-два и обчелся. А может, и вообще всего один.
Признаюсь, я никогда не верил и сегодня не верю в государственную мудрость и прозорливость Шимона Переса. Слишком уж очевиден крах его главной идеи — Нового Ближнего Востока. Но этот крах не отрицает его значимости как государственного деятеля. Теза опять противостоит антитезе.
Так получилось, что автор этих строк, интервьюировавший почти всех крупных израильских политиков последних двух с половиной десятилетий, никогда не встречался один на один с Пересом. Но зато мне не раз доводилось видеть его на пресс-конференциях, поражаться его эрудиции, ораторскому дару, скорости мышления. А еще выслушивать рассказы о нем тех, кому доводилось с ним близко встречаться и даже дружить.
Помнится, писатель Анатолий Алексин рассказывал, как был поражен знанием Пересом русской литературы: «Представляешь, он называл в беседе со мной не только писателей первого, но и второго ряда, ныне почти забытых — Писемского, Помяловского, Мельникова-Печерского!» А главный редактор «Новостей недели» Леонид Белоцерковский был не меньше поражен чувством юмора Переса, его знанием Торы и еврейской традиции, а также… его умением мгновенно заметить в толпе красивую женщину и сделать ей изысканный комплимент.
Один мой старый приятель, вернувшись со встречи с Пересом, с которым он не был согласен ни по одному пункту, махнул рукой и сказал: «Не знаю, великий ли он государственный деятель, но великий романтик — это точно. И это — в восемьдесят с лишним лет!» И это тоже очень точное определение, так как только в голове великого романтика мог родиться план Нового Ближнего Востока, и, возможно, именно своему романтизму, этой неотъемлемой черте юности, Перес обязан тем, что дожил до глубокой старости, сохранив необычайно острый ум. Он и в 80, и в 90 был моложе всех нас, пятидесятилетних старпёров.
Говорили, что он слишком поздно, в 84 года, занял пост президента, и ему, старику, пора на пенсию, и вряд ли он вообще доживет до конца каденции. А он не только дожил, но и стал самым активным президентом в истории Израиля, правой рукой своего давнего противника Биньямина Нетаниягу, выполняя его самые ответственные и деликатные поручения на международной арене. Да и после ухода в 91-летнем возрасте с поста президента он сохранял эту завидную активность, снимался в юмористической рекламе, помогал проектам то одного, то другого министра.
Теза и антитеза… Всю жизнь его называли лузером, заведомым неудачником, вспоминая множество проигранных им выборов, а в итоге именно он всегда оказывался победителем, так или иначе достигая поставленной цели.
Я мог бы продолжать эти заметки о Пересе еще долго. Но меньше всего мне хочется, чтобы они были похожи на некролог или подведение итогов. Как и весь Израиль, я надеюсь, что подводить итоги еще рано и Шимон Перес нас всех еще удивит. Но одно несомненно: если он уйдет, это и будет означать конец эпохи великих динозавров, для которых интересы страны и честь всегда значили больше, чем личное благополучие. И даже когда они ошибались, эти ошибки были порождены не личными интересами, а великими надеждами.
Я не хочу прощаться с эпохой динозавров.
Живи, старый гигантский ящер. Пожалуйста, не умирай!

Петр ЛЮКИМСОН
http://www.jewish.ru

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

23 комментариев к “Не вымирайте, динозавры!

  1. Спасибо за статью. Великолепно!

    1. Петя, в отличие от Шендеровича, еврей религиозный. Поэтому знает, что нельзя писать в стиле «лашон ра». Вот и пишет. Вряд ли, как дышит?

      1. Никто ведь за язык не тянет. Но если кто-то, по какой бы то ни было причине, вдруг решает, что это его моральный долг — восхвалить одиозного политика, он просто вынужден использовать килотонну слащавости.

          1. Само собой, профессионального журналиста тянуть не нужно. Но хвалебны, если за язык не тянут, писать не обязан. Кроме того, что не обязан, хвалебн — это особый жанр, не каждому по плечу.

  2. Шимон Перес — выдающийся политик, один из тех, кто сделал Израиль. Факт не согласия с политикой Переса не может означать не признание его жизненного выбора служить Израилю.

    1. Анатолий, плз, не стоит про Израиль. Чесслово! У вас гораздо лучше получается про Западнину или Майами. Гораздо точнее.

      1. Иегуда, плз, я ок и знаю, что говорю. Начните с себя и ваш узбекистан

        1. Фу, какой несимметричный, до неприличия ответ. Я ж, не за Западнину, не за Майами пишу. Хотя, все мои предки с той самой Западнины, а часть потомков живет во Флориде… Я пишу про Израиль, чьим гражданином являюсь 20 с лишним лет непрерывно А если у меня и проскакивает иногда Узбекистан, то не нынешний, о котором я мало что знаю. Я же про Америку не пишу. И вам про Израиль не советую.

          1. Я бы вас просил не быть моим цензором и отвечать по существу. Тогда и будет симметрично и прилично. Думаю, что Вы увидели Шимона Переса гораздо позже, чем я.
            Еще раз, желаю Пересу скорейшего выздоровления. Большой еврей!

            1. По существу я писал о нем, по мере поступления, последние лет 15-20. Поищите. Сейчас писать не могу. Не приемлю «лашон ра». Ибо любая критика его сейчас оборачивается именно этим. «…aut bene? aut nihil…». Вы выбрали «бене», я — «нигил». Единственное, в чем я с вами согласен, это , что Перес «…сделал Израиль». Слово «сделал», знаете ли, имеет много переносных значений.

  3. Г-да, я про динозавров. Никогда не желая плохого никому, даже Соросу, или Гальон, хотелось бы напомнить ещё об одном динозавре — Картере.
    Он, как и положено «динозавру», таки и не смог осознать, что он сделал в случае с Ираном, и вообще с Ближним Востоком.
    Точно также этого не смог осознать и наш экс президент Перес!
    Но, с динозаврами, на этих двух примерах, мы никак не сможем покончить!
    У нас назревает новый динозавр — Обама, который «углУбил» процессы предыдущих помянутых «динозавров» и, более того, уже перевёл их на более высокий уровень — глобальный.
    Обеспечив, своими действиями, все предварительные условия для глобального катаклизЬма во временном отрезке до 2040 года.
    Возможно, он, как и помянутые «динозавры», будет ещё жив, к этому времени, но, вряд ли кто решиться «взять его за адамово яблоко» вопросом — что же ты, «шноблевский лурят» сделал?!

    1. Что Картер, жыфф еще и их динозавр-кукловод, 86-летний Сорос. Сегодня левоеврейская швейцарская газетенка «Тахлес» назвала его «жертвой Холокоста». Да, не жертвой аборта и не мародером Холокоста, а жертвой.
      И что будет Обамка делать без своего хозяина? Слушаться одних аятолл?

    2. Картер жив. Правда, его совершенно не слышно. Динозавров в мире много: Горбачев, Киссинджер, Буш-папа, Лех Валенса, Мубарак. Их можно любить и не любить. В свое время это были самые влиятельные люди мира. Не каждому дано.
      Обама -не динозавр. Ему не дорасти.

      1. Да, каанечна, Картер ЖИВ! И ему никто не предъявит претензий за Иран. А таких при жизни надо бы подвергать остракизму.
        Обама оказался кручее Картера — аж два срока дали ему американцы.
        Да и «наделать» он сумел больше Картера.
        Вынужден не согласиться с недооценкой Обамы — таки дорос до динозавра размерами свершений.
        Вот с Валенсой сравнивать бы не стоило.
        И, опять же, или Обама «дорос», или Америка измельчала.

    3. «сделал?!»
      Нет, он ещё многое может сделать, вплоть до отмены выборов.

      1. Марк, очевидно Вы недооцениваете реальные ситуации. То, что Вы пишите, не возможно даже в теории. Многое другое — да. ЭТО — нет!
        И учтите, при возможности, что он уже ограничен в своих действиях, поскольку даже в его же партии все думают уже НЕ о нём, а о своём личном политическом, стало быть и экономическом, будущем.

  4. Мы все о разном. Впрочем, как всегда. Я о роли личности в истории. Я об удивительном явлении, когда одни остаются обывателями, будучи умными, правильными, а другие за тот же срок поднимаются на вершину мира! Не по наследству, а по чему-то другому. Какая личная воля! Какое непреклонное чувство лидерства. Именно они остаются в истории. Именно они ее и определяют.

    1. Как Обама? (;-))) Ещё очень подойдут Сталин и Гитлер!
      Хотя, лично я, повесил бы Обаме медаль. Очень уж качественно сработал коллапс арабского мира.

      1. Это Вы Эдмонд, недооцениваете Обаму, — он достоин ордена, а не медали. Он обеспечил победу дохлой Хилари на праймериз демпартии, подготовил декрет о вводе военного положения в случае возникновения ситуации, которую он же может и создать. Ладно, а то, не дай Б-г, накаркаем.

        1. Марк, что Вы с меня, жмота, требуете?
          Орден?
          Да я и за медаль уже все ночи теперь спать не буду.
          Вдруг потребует.

Обсуждение закрыто.