«Франклин акбар» или почем нынче Аль-Акса?

0

Максим Блау

Подстрекательство в мечетях на территории Израиля растет с каждым месяцем. Не исключение и  мечеть Аль-Акса на Храмовой горе. Самое подходящее время для того, чтобы вбить в головы последователей мысли о необходимости «тотальной войны с неверными» — Хутба. Пятничная проповедь. «Аль-Кудс осажден силами лжепророка Даджаля! Аль-Акса в опасности! Обязанность каждого благочестивого мусульманина встать на защиту святыни!»

Так вышло, что ровно в это время я восходил на Храмовую гору вместе с одной из своих туристок. В иврите существует особый глагол, обозначающий как физическое так и духовное восхождение. Поэтому паломник и обычный путешественник в Иерусалим обозначаются одним и тем же словом. Очень емкий язык.

Это был обычный день в необычном Иерусалиме. На гору мы восходили первыми. Нас встречали вальяжно напряженные полицейские. Наверное, только тигры и наши МАГАВники умеют так вальяжно-напряженно отдыхать. С одним из них моя восторженная туристка сфотографировалась.

Когда мы прошли ворота, нам навстречу как стервятники слетелись представители ВАКФа (мусульманского религиозного совета). Они  осматривали мою туристку, не скрывая своего разочарования. Одета скромно, даже платок на голове. Придраться не к чему и кафию под видом сохранения благочестия втюхать не получится.

— Скажи, она у тебя мусульманка? — спросил у меня тот, что помоложе.

— Нет, русская. — Отвечаю я.

— А ти откуда? — На ломаном русском не сдается тот.

— С Кавказа, — испуганно отвечает туристка.

— Коран читаешь? – С надеждой спрашивает. – Фатиху знаешь?

Тут следует остановится и объяснить подоплеку этого разговора. Мусульмане имеют доступ ко всем местам на Храмовой горе. Не мусульмане только пять дней в неделю, только на несколько часов могут попасть только на саму платформу. В мечеть Аль-Акса и под «Кубат А-сахр» («Золотой Купол» над скалой) ни христиан, не евреев не пускают.

Но и для того, чтобы попасть на платформу, все не мусульмане должны отстоять в длинной очереди и подвергнуться тщательному и оскорбительному фейсконтролю. Нельзя вносить никаких предметов культа. Библия и флаги должны остаться за входом. Более того если ты верующий еврей, то на Храмовую гору попадешь только с почетным караулом из полицейских и представителей ВАКФа, которые будут тщательно следить чтобы ты не то что не молился, но даже не открывал рот. Петь и танцевать евреям тоже запрещено.

ВАКФ использует эту ситуацию. Ведь среди туристов из России могут оказаться и несколько мусульман — татары или башкиры. И вот тут начинается самое интересное. Формально мусульмане имеют бесплатный доступ к святыням. А кто определяет мусульманин человек или нет? Правильно, ВАКФ. Поэтому если тебя зовут Гульнар Викторовна, то ты сможешь войти даже если и молитв толком не знаешь. А «вспомнить» «бисмалу» тебе помогут те же представители ВАКФа. Правда, не бесплатно, за какие-то смешные 100 долларов. Но это не все. На каждом шагу святой Горы тебя будут всячески разводить на «пожертвования».

Как показывает опыт, оставшийся без попечения гида турист, часто с легкостью лишается больших сумм. Поэтому я стараюсь отправлять туристов-мусульман на святую Гору с проверенными  людьми, которые лишнего не возьмут. Да и какие деньги брать за благодеяние — провести правоверного муслима по мечети? Пред лицом Творца заслуги измеряются не в деньгах. Чаевые оставят, не обделят вниманием лавку — и на том спасибо. С другой стороны, с представителями ВАКФа тоже без повода стараюсь не ссориться.

Итак, возвращаемся к моей туристке.

Услышав, что та приехала с Кавказа, молодой араб подзывает старшего. В ход идет тяжелая артиллерия.

— Как тебя зовут?

— Людмила.

— Нет – поправляет тот — Лабия. Коран читаешь?

— Ну-у… — та пытается вспомнить все что знает про ислам. – Есть хадж, есть джихад. — Тут ее лицо озаряется, – а еще Айше было 9 лет, когда ее выдали за Мухаммада.

По-видимому, последний довод оказался самым весомым. С такими познанияи Корана здесь встречаются нечасто.

— Подходит! — Кивнул головой старшОй. — Заведем ее. Пошли Лабия!

Туристка напрягается. Она чувствует, что здесь что-то не так, но не понимает что именно происходит и как ей ко всему этому относиться. Вопросительно смотрит на меня.

— Тебя только что за 100 долларов приняли в ислам. Пойдем-ка отсюда.

Мы поворачиваемся и собираемся уходить. ВАКФовец визжит и сучит руками. Кричит:

– Скажи ей, мы ее проведем.

— Да не хочет она, — отвечаю.

— Нет, это ты не хочешь! Переведи ей!! Мы ее проведем!!! – Он заходится истерикой. И есть отчего. Уплывают честно заработанные доллары. Деньги, конечно, чужие, сатанинские. Но и их жалко.

— Тебе надо, ты и скажи, – огрызаюсь я. Очень не хочется входить в прямую конфронтацию. Не в этот раз. Хотя, если честно, меня начинает тошнить от всей этой истории. Чувствую, еще несколько секунд, и я блевану прямо на его нечищеные ботинки. Но сдерживаюсь. Потому что так и вижу  заголовки завтрашних газет: «Еврей осквернил Святыню содержимым своего желудка». Это почище знаменитого восхождения Ариэля Шарона будет. С другой стороны, я не хочу принимать решений за туристку, мало ли какие у человека прихоти. Моя туристка тонко улавливает мое настроение и принимает решение.

— Я пойду только с Максимом, – сообщает она.

Видимо, этот довод оказывается решающим, и товарищ отстает. О том, чтобы впустить еврея в Святыню, не может быть и речи.

А мы идем дальше по Храмовой горе. Проходим между мальчишками, играющими в мяч и вездесущими иерусалимскими кошками. Ни играющие в футбол, ни тем более кошки Святыню, конечно, не оскверняют. Не то, что неверные, которые отрицательно воздействуют на нее одним своим дыханием.

Мы видим, как на гору заходят два еврея, одетые в белые рубашки и соломенные шляпы. В этой несуразной одежде они чем-то отдаленно напоминают старика Хотабыча после переодевания в цивильную одежду из своего халата. Евреи идут высоко подняв головы в окружении 4 полицейских и двух «ВАКФовцев». Группа арабов, которых специально ради этого за горсть серебряников привозят из соседних деревень, с ненавистью скандируют: «Алауакбар». На Храмовой горе начинается обычный день.

А мы огибаем всю эту мирскую суету и духовную пустоту и вот нас уже накрывает благодать. Не знаю почему, но на самой вершине горы всегда во все времена царит покой. На нейтральной полосе цветы необычайной красоты… Легкий и ажурный воздух шепчет: «Время это иллюзия – есть лишь вечность. И ты в ней!».

Выходя через «Сук Катанин» – Хлопковый Рынок, мы для дагестанцев, друзей Людмилы, вернее, простите – Лабии, купили за 10 шекелей две гормошки открыток с изображением внутреннего убранства Аль-Аксы и «Золотого купола».

Мы стояли рядом на вершне Горы. Лабия рассматривала открытки и размышляла, а может быть, стоит за 100 долларов войти в Аль-Аксу? Когда еще представится такой случай? Будет, что рассказать друзьям-дагестанцам. Вот они обзавидуются. Они, мусульмане, не были в Святыне, а ей — христианке — довелось.

Грустные у меня были мысли на этой вершине Горы. Вот достанет сейчас Лабия сотенную бумажку и войдет в Святыню. А что скажет Аллах? Тот самый, которого так прославляют и так боятся представители ВАКФа? Его-то не обманешь рассказом об Айше. А они предпочитают обманываться. Выходит, продают они и свою веру, и свою Аль-Аксу. И цена этой продажи сто долларов. Один «Франклин». Может, сразу будут ему кричать: «Акбар!».

(Автор материала — дипломированный гид)

Источник

 

Об авторе

Блог новостей из Иерусалима
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0