Как один коллекционер поляков поборол

mail.google.com

Манхэттенский федеральный судья Джед Рейкофф, которому закрыт въезд в Российскую Федерацию в связи с делом «кокаинового летчика» Константина Ярошенко, отказался выдать в Польшу другого россиянина, 64-летнего коллекционера и арт-дилера Александра Хочинского.

Александр Хочинский и «Девочка с голубем». Из архива А. Хочинского
Александр Хочинский и «Девочка с голубем». Из архива А. Хочинского

Интересы польской стороны, в 1996 году подписавшей с США договор об экстрадиции, по закону представляла американская федеральная прокуратура, которая нечасто терпит поражения в судах. Претензии Польши к Хочинскому, владельцу московской антикварной галереи «Богема», находящейся в 12-м доме на Смоленской набережной, связаны с картиной «Девочка с голубем» (другой вариант «Девочка со щеглом»), которую написал в 1754 году французский художник Антуан Пэн, работавший при дворе прусских королей.
Хочинский родился в 1951 году в Ленинграде, окончил там институт связи имени Бонч-Бруевича, потом перебрался в Москву, а с 2010 года постоянно проживает в Бэттери-Парк-Сити, на южной оконечности Манхэттена. По его словам, он унаследовал картину Пэна вместе с отцовской квартирой в 1991 году и не имеет понятия о ее происхождении.
– Каким образом она оказалась на стене вашей ленинградской квартиры? — спросил я.
– А это досконально не знает никто, — ответил Хочинский.
Версий несколько. Через пару дней после того, как Рейкофф отказался выдать ордер на экстрадицию коллекционера, друг Хочинского напечатал в «Живом журнале» текст под названием «История девочки с голубем», в котором был такой пассаж: «Сашин отец был собирателем. В шестидесятых в Питере в комиссионках чего только не продавалось. И Фальк за 10 рублей, и Лебедев за трешку. И вот папа купил какую-то картинку. Довольно старую. Висела она у Хочинских долго. В девяностые папа умер. Картинка вместе с квартирой досталась Саше».
Согласно документу польской прокуратуры, кто-то из сотрудников «Богемы» сказал эксперту, который приезжал из Польши изучать картину, что она была приобретена на западном аукционе. Поскольку поляки не предоставили имени этого сотрудника/сотрудницы и каких-либо подробностей, судья Рейкофф отмел эту версию.
Согласно польскому ходатайству об аресте и экстрадиции Хочинского, картина, приобретенная в 1931 году за 3 тысячи злотых, находилась в Великопольском музее в Познани. Во время оккупации нацисты похитили наиболее ценные экспонаты музея и впоследствии переправили их «в глубь Германии». В конце войны их обнаружили советские войска, отправившие их в СССР, где они были распределены по разным музеям.
В послевоенные годы часть этой коллекции была возвращена в Национальный музей в Познани, в который был переименован Великопольский музей. Однако местонахождение «Девочки с голубем» долго оставалось неизвестным.
Как говорится в польском ходатайстве об экстрадиции Хочинского, «холст, скорее всего, был похищен после того, как собрание было захвачено советской стороной — либо на территории тогдашней Германии, либо в ходе транспортировки, либо на территории бывшего Советского Союза».
Поляки обвиняют Хочинского в противоправном приобретении картины, поскольку он якобы знал, что она была украдена.
Картина фигурирует в базе данных «Похищенные произведения искусства» Интерпола под номером 2010/50630-1, отмечает судья Рейкофф в своем 19-страничном решении и пишет в сноске, что, судя по всему, она попала в эту базу лишь в ноябре 2010 года, то есть лишь после того, как Хочинский связался по ее поводу с польскими властями.
Я говорил с коллекционером в прошлый вторник, когда ему вернули загранпаспорта его семьи, изъятые 26 февраля сего года, после его ареста. «Отдали все сегодня, поздравили», — весело сказал Хочинский.
Он просидел 12 дней в манхэттенской федеральной тюрьме МСС, был выпущен под залог в 100 тысяч долларов и провел больше 5 месяцев под домашним арестом, пока наконец судья Рейкофф не счел претензии к нему польских прокуроров необоснованными.
Хочинский начал издалека. Лет 15 назад они с женой побывали в Перемышле, где родилась его мать, польская еврейка, бежавшая от нацистов в СССР и познакомившаяся в ташкентском госпитале с его отцом, оправлявшимся от ран. По словам коллекционера, его отец был тяжело ранен у Изюма, под Харьковом, и не был в Германии «ни до войны, ни во время войны, ни после войны». Поэтому польская версия о том, что картину привез из Германии его ­отец, безосновательна, возмущается он.
«Это польская выдумка!» — заявил мне Хочинский, который говорит, что его защита, предоставленная ему судом безвозмездно, предоставила Рейкоффу «документы о ранении отца в оригинале».
Придя на то место, где стоял дом его матери, Хочинский обнаружил там костел, построенный после войны.
«Я увидел на месте, где жила моя мама, костел Святой Марии, и меня как-то по-человечески пробило, проняло это, — говорит Хочинский. — На месте, где жила моя мама Мария, стоит католический костел, посвященный Марии!»
Он вспомнил об этом эпизоде после того, как узнал в начале 2010 года о том, что картину Пэна разыскивают поляки. «Не то чтобы я ее прятал, — говорит он. — Картина эта висела на видных местах, участвовала в выставках!»
Хочинский о ней невысокого мнения. «Висела эта картина, которая не Б-г весть что, которую я пытался продать в 2007 году на аукционе “Совком” за 7 тысяч долларов, и никто мне этих денег не дал, — говорит он. — Никто ею не интересовался. Такая приятная салонная картина, но это не высшее произведение искусства».
Он узнал, что она в розыске, случайно. «Тут пришло озарение: а не предложить ли эту картину вернуть полякам в обмен на компенсацию за утерянное имущество моей мамы?!» — вспоминает Хочинский.
– Думали, костел отдадут? — спросил я.
– Нет, конечно, компенсацию, — сказал он.
– Цифру называли?
– Нет, они меня не спрашивали, я не называл. Я хотел договориться, сидеть за столом.
Хочинский связался с польскими властями по электронной почте, те откликнулись и предложили прислать своего специалиста для проверки подлинности картины. Специалист нашел «Девочку с голубем» аутентичной.
Польша отказалась признать за Хочинским право на картину и обратилась к российским властям с просьбой изъять ее и снять показания с ее владельца. Хочинский находился за границей, а 21 мая 2012 года московский суд отказал властям в разрешении на обыск у него дома.
Следователи побывали у него в «Богеме», но картину не обнаружили. Хочинский сообщил мне, что она находится «в профессиональном хранилище недалеко от Москвы. Я пускал туда всех смотреть, в том числе поляков».
Польские власти объявили Хочинского в международный розыск и официально запросили США об его аресте и экстрадиции. Судья Рейкофф занимался его делом с февраля и на этой неделе вынес решение, согласно которому прокуроры не представили доказательств, что Хочинский знал о похищении «Девочки с голубем». Поэтому он отказался выдать ордер на экстрадицию россиянина, который сказал мне, что больше не планирует ездить в Европу, где он в розыске.
– В документах польской прокуратуры есть на меня европейский ордер, я видел, — сказал мне Хочинский.
– Это Интерпол?
– Нет, это Европол. Документ ко мне попал недели две-три назад. Конечно, я туда носа своего не покажу! Это документ 2012 года, это значит, что я три года ездил по всей Европе, я каждый год отдыхал во Франции, и никто меня не кантовал вообще. Я пересекал все эти границы. Правда, каждый раз, когда я возвращался в Нью-Йорк, меня с паспортного контроля уводили в спецкомнату там сзади, и я ждал 10 минут, пока они в компьютере сделают какие-то отметки. Один раз меня держали час, прямо сказали, что по польскому требованию с меня снимали отпечатки пальцев. Так что сигналы были.
Хочинский называет мотивы Польши «политическими» и уподобляет свое дело одиозному «делу Дрейфуса».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора