Странный дубль Письмо Бориса Гулько в редакцию

5

Материал этот посвящен двум статьям Бориса Гулько, опубликованным в газете «Еврейский Мир». На основании прочитанных его статей я постоянно отмечал глубокое проникновение в суть сложных вопросов и в то же время простоту и доступность изложения.

1_t218_101925

Но две упомянутые статьи являются весьма одиозными как по стилю, так и по содержанию. Кроме того, по моему мнению, вторая статья — следствие первой. Поэтому придется вернуться вначале к той, сравнительно давней статье.
Так вот, первая статья («ЕМ» № 1141 от 3 апреля 2014 года) называется «Идеальная аннексия» и посвящена присоединению Крыма к России. Каким бы странным это ни показалось всем знакомым с публицистическим творчеством Бориса Гулько, в этой статье он весьма откровенно поддержал крымскую акцию России. И не только поддержал, но и подробно обосновал ее. Сделав экскурс в историю аналогичных акций (главная — отделение Косово от Сербии), автор делает вывод: «И в этом контексте российская акция в Крыму выглядит лучшей военно-политической операцией за всю историю. Нет жертв. Население идентифицирует себя с захватчиками. Столетия, начиная с победы в 1774 году в войне с Турцией, Россия духовно связывала себя с Крымом». И далее вместо «пустых причитаний» (намек на реакцию Запада) автор анализирует конкретные результаты перехода Крыма от Украины к России. От этой акции, по словам автора, выигрывает сам Крым, правобережная Украина, тяготеющая к Западу; выигрывает, безусловно, Россия и Путин, чье имя «вошло в ряд таких собирателей российских земель, как Потемкин-Таврический, Румянцев-Задунайский и Ермак».
Справедливости ради нужно сказать, что автор отмечает и проблемы, определяющие кризис в России: демографическую катастрофу, коррупцию, недоверие к властям. Но это хрестоматийный перечень проблем, который денно и нощно повторяют российские либеральные СМИ. Все это не умаляет значения путинской акции, наоборот — она может послужить примером для других. Насущная проблема для Израиля — установление полного контроля над Иудеей и Самарией, и, «как показала политика Путина, необходимые шаги нужно предпринимать решительно и вовремя». Мало того, касаясь нарушения при этом Будапештского соглашения между США, Великобританией, Украиной и Россией, гарантировавшего целостность Украины в обмен на отказ от ядерного оружия, Борис Гулько отмечает: «Это был необходимый обман». В конце статьи автор соглашается с пророком Мухаммедом, создателем ислама, что любой договор бессмыслен, «поскольку соблюдается лишь до тех пор, пока одной из сторон не становится выгодным его нарушить».
Ничего не скажешь, статья одиозная. Это очевидно для тех, кто знаком с политическими взглядами Бориса Гулько, которые, в частности, просматриваются при его участии в качестве соведущего в программе Виктора Топаллера «Рикошет» на «Дэвидзон-радио». Враждебность Топаллера к путинской России не вызывает сомнения, а Борис Гулько участвует в этих передачах отнюдь не в качества оппонента. Поэтому можно было ожидать, что Гулько изрядно достанется за его позицию по Крыму от части общества, которая кучкуется вокруг «Рикошета». Это получило подтверждение во время беседы Гулько с раввином Львом Кацином на телеканале RTN, в которой Гулько посетовал, что не ожидал такой резко отрицательной реакции на свою позицию по Крыму. И в воздухе запахло если не грозой, то легким напряжением — чем же все это закончится? И развязка наступила.
В «ЕМ» № 1197 от 30 апреля 2015 года появилась статья Бориса Гулько под заголовком «Панихида», поводом к написанию которой послужил предстоящий парад в Москве в честь 70-летия Победы. Надо сразу сказать, что данная статья является полной противоположностью предыдущей — своей антироссийской направленностью. Кроме того, автор приводит ряд сомнительных сентенций и допускает тенденциозную корректировку некоторых данных. Автор начинает с риторического вопроса: «Нацизм был побежден, но победила ли Россия?» И то слава Б-гу, что это сказано в форме вопроса: кинодокументалист В. Синельников писал, что СССР в той войне потерпел тройное поражение — безо всяких вопросов. Но и Борис Гулько усматривает двойную потерю в результате той войны. Первая — «устоял режим». Но возникает вопрос: а с чего бы он должен был рухнуть? Он мог рухнуть только в результате полного разгрома СССР фашистской Германией (такой вариант не исключается автором, хотя и условно — см. ниже), но внутри страны никаких сил, способных привести к падению режима, по-моему, не наблюдалось. А США, Великобритания и другие демократические страны поддержали Сталина во время войны, не требуя взамен практически ничего, кроме одного — уничтожать как можно больше живой силы и техники немцев. Думаю, что лидеры Запада скорее предпочитали сильную власть в России, нежели демократический разброд, который вряд ли способствовал консолидации страны в борьбе с общим на тот момент врагом.
Чтобы увязать содержание статьи с парадом Победы, автор начинает ее с такой сентенции: «Если признать, что сегодняшнее состояние бывшей империи является логичным следствием той победы, то праздновать особенно нечего». Опять неопределенность: «если признать». А если не признать — тогда можно праздновать? Почувствовав несостоятельность этого пассажа, Борис Гулько переходит к стереотипному хронологическому перечню преступлений сталинского режима, приведших к падению режима. Начинается он с того, что предреволюционная Россия была одной из ведущих стран мира, но Гражданская война необратимо подорвала страну и обрекла ее на деградацию. Неужели мне нужно напоминать о поражениях России в войнах 1856, 1905, 1914 годов из-за технической отсталости? Неужели нужно напоминать о «великом отступлении» 1916 года из-за хронической нехватки орудий и боеприпасов? Или о тандеме «царица — Распутин»? Или о бунте генералов против царя? Или о самом царе, хорошем семьянине, но провальном государственном деятеле, приведшем страну к революции и той самой Гражданской войне?
Далее в хронологическом порядке следует вопрос о репрессиях в стране и чистке в Красной Армии. Здесь автор тоже не утруждает себя поисками хотя бы приблизительной истины и повторяет цифру в 40 тысяч казненных за 1937–1938 годы командиров. Эта цифра начала гулять по разным публикациям с выступления наркома обороны Ворошилова на заседании Военного совета 29 ноября 1938 года. Говоря о чистке в армии после расстрела группы Тухачевского, он заявил: «Достаточно сказать, что за все время мы вычистили более четырех десятков тысяч человек». Но «вычистить» — это не «казнить». Вот как трактуют эту цифру известные военные историки, по нескольку десятилетий занимавшиеся репрессиями в Красной Армии, О. Ф. Сувениров и Н. С. Черушев: зачищенные (или репрессированные) — это общее число уволенных, арестованных, осужденных, сосланных и расстрелянных (казненных). Если же говорить о последней категории, то упомянутые авторы называют цифру около двух тысяч. Конечно, неблагодарное это дело — занижать уровень преступлений сталинских палачей (даже для приближения к истине), но правда должна все же превалировать в печатных изданиях.
Следующая сентенция: «С 1920 до 1941-го страна работала на подготовку к войне — мировой революции». Опять же, зачем копаться в перипетиях политической борьбы в России в первой половине XX столетия? Не проще ли повторить суворовскую (вернее, резунскую) идею о том, что Сталин хотел с помощью Гитлера совершить мировую революцию? Отсюда вытекает еще одна новация. Оказывается, мир должен быть благодарен Ягоде, Ежову и Берии за уничтожение 40 тысяч командиров Красной Армии — этим они подорвали ее мощь и спасли мир от коммунизма. Так одним росчерком пера трагедия превратилась во благо. И если, как утверждает Борис Гулько, Сталин собирался напасть на Германию «чуть позже», то нужно было назвать нападение Германии на СССР не «вероломным», а «превентивным», то есть так, как его назвали Геббельс и Гитлер. Тем более что гитлеровская агрессия оправдывается у него тем, что она «приостановила распространение коммунизма на Европу».
Общепринятому (не без помощи политработников) лозунгу «За Родину! За Сталина!» делается «обрезание», оставляется только «За Сталина!» — и бросается обвинение в адрес народа: «…в реальности война велась за Сталина… за колхозы, за НКВД, за победу коммунизма во всем мире».
А если бы народ постиг сермяжную правду и не захотел воевать за перечисленные «ценности», но хотел бы воевать только за Родину, то как Борис Гулько представляет себе такое разделение на поле боя? И зачем тогда союзники посылали помощь России? Получается, за те же ценности?
Не очень заботясь о логике, автор продолжает: «Недаром народ, по большей части эти ценности презиравший, не хотел воевать, массово сдавался в плен». Но с какого бодуна народ оказался таким непоследовательным: вдруг к концу 1942 года он воспылал любовью к этим самым ценностям, перестал массово сдаваться в плен и достойно продолжал воевать? Чудодейственным образом этот перелом совпал с созданием 6 танковых армий, 15 воздушных армий, десятков бригад катюш, 400 тысяч студебекеров и т. д.
Но весь этот сумбур — лишь вступление к главному тезису. Справедливо возмущаясь огромными потерями кадровой Красной Армии в первые месяцы войны (со ссылкой на писателя Виктора Астафьева он общие потери с официальных 27 млн увеличил до 47 млн) и гибелью в основном от голода 1 млн ленинградцев, автор утверждает: «Условно (? — М. Р.), капитулируй СССР в первый день войны — неисчислимое количество народа осталось бы живо». Тут возникает много вопросов, но я остановлюсь лишь на одном. В предыдущей (см. выше) статье Борис Гулько привел присказку одного прибалтийского еврея, который на каждую более или менее значительную новость задавал вопрос: «А как это будет для евреев Риги?» Так вот, и я хочу спросить: как эта «условная капитуляция» отразилась бы на евреях СССР? Упомянув о вопросе телеканала «Дождь», зачем вожди СССР уморили голодом 1 млн жителей Ленинграда (и тут же корректировка: по другим источникам — 1,5 млн), автор высказывает предположение: «Нацисты, какими зверями они бы ни были, огромный город, если бы им его сдали, голодом морить не стали бы». Автор, наверное, знает, что из 27 млн больше половины — это мирные жители, военнопленные и евреи. Правительство Германии недавно признало, что из почти 6 млн советских военнопленных (еще один борец против фальсификации истории утверждает, что их было 11 млн) половина погибла из-за нечеловеческих условий — голода, холода, болезней. И с чего бы это немцы стали кормить жителей Ленинграда?

5_650x410

От общих рассуждений о войне автор переходит непосредственно к военным действиям.
Забросив булыжник в огород маршала Жукова за огромные жертвы (100 тысяч бойцов и командиров) во время Берлинской операции, он цитирует писателя Виктора Астафьева (из письма к Илье Эренбургу): «Советская военщина — самая оголтелая, самая трусливая, самая подлая, самая тупая из всех, которые были до нее на свете. Это она победила 1:10! Это она бросала наш народ, как солому, в огонь — и России не стало, нет и русского народа…» Интересно, как отреагировал на эту тираду Эренбург, который общался с маршалами и командармами, которые, в свою очередь, за честь считали принять у себя всемирно известного писателя-антифашиста.
Конечно, мнение Астафьева, фронтовика, пропахавшего всю войну и ставшего крупнейшим российским писателем, дорогого стоит. Но его мнение не является единственным. Могу противопоставить мнение другого человека — тоже фронтовика, тоже раненого, тоже знаменитого российского писателя Даниила Гранина. Так вот, о блокаде и о войне — из «Блокадной книги» А. Адамовича и Д. Гранина (глава 6 «Засланный в город»): «Наши войска плотно держали изнутри блокадное кольцо. Вот тогда гитлеровскому генштабу понадобились консультации проф. Цигельмайера (крупнейшего специалиста Германии в области питания — М. Р.). Он обдумывал и советовал, что следует делать, чтобы скорее уморить голодом Ленинград. Именно это имел в виду Геббельс, когда, немного кривя душой, записывал в своем дневнике 10.09.41: “Мы и в дальнейшем не будем утруждать себя требованиями капитуляции Ленинграда. Он должен быть уничтожен почти научно обоснованным методом”». И еще (глава 40 «Остаться человеком»): «Блокада была противоборством с фашизмом, противостоянием ему на всех уровнях и по всем возможным направлениям…» Но это было сказано «тогда» (хотя и на заре гласности). А теперь? В интервью газете «АиФ» (№ 6 за 2015 год) на вопрос об оправданности жертв, понесенных жителями Ленинграда, Даниил Гранин ответил: «Для меня подвиг блокадников в том, что они выстояли, не капитулировали, не расчеловечились — это единственный пример во Второй мировой войне». И о победе: «Мы победили по ряду причин. Потому что на нашей стороне была зима, что у нас были хорошие командующие, Жуков в частности…»
Из других непродуманних сентенций хотел бы отметить такую: «Смысла биться за Сталина не было… это стало понятным уже после того, как были совершены подвиги, погибли и были ранены сотни тысяч евреев-воинов». Было бы интересно спросить у 135 Героев СССР (евреев), что они думают об этом (живет в Израиле не формальный, но фактический Герой — Иона Деген, у него бы спросить). Думаю, они ответили бы, что бились не за Сталина, а за страну и за сохранение оставшихся на территории СССР евреев, своих семей. И еще одна сентенция: в результате войны «была уничтожена лучшая часть народа, которая могла бы после войны злодейской власти противостоять» — история что-то не дает примеров успехов такого противостояния при тоталитарных режимах.
Собираясь писать эту статью, я не был намерен полемизировать с автором, тем более что по принципиальным вопросам я согласен с автором (пагубность для страны революции и Гражданской войны, преступность волны репрессий, вопиющие ошибки в начальный период войны, приведшие к гибели регулярной армии, антисемитская кампания в 1948–1953 гг. и т. д.). В то же время я хотел обратить внимание на ряд непродуманных утверждений, необоснованное и тенденциозное изменение некоторых данных, сумбурность в оценке поведения народа. В общем, содержание и форма статьи входят в резкое противоречие с предыдущими статьями Бориса Гулько. И я сделал для себя вывод: статья написана наспех, во искупление своей вины за позицию, занятую автором по вопросу аннексии Крыма, это компенсация за лояльность, проявленную к России и выраженную в статье «Идеальная аннексия».

Михаил РОЗЕНБЛАТ

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...

5 комментариев

  1. Виктор Снитковский на

    Статью написал Розенблит — «истинно русский еврей», я его текст узнаю. Но он куда более невежественный в вопросах истории, чем Борис Гулько и глупей Гулько в сто раз.

  2. Aleksandr Silobrit на

    Давно наблюдая за «творчеством» вышеупомянутого автора (Б. Гулько) , я в какой уже раз пришёл к многократно мною проверенному, и многочисленно подтверждённому жизнью выводу, что если Б-г не дал человеку мозгов, то пиши: «пропало». Но удивляет тот вопиющий факт, что ведь и редакция этого ссайта не далеко ушла в своих шагах от того зашоренного видения действительности, которое свойственно душевнобольным или разве что полнейшим дегенератам. И я здесь не понимаю читателя, который бы не воскликнул классическое: «Доколе?!» Я же, в отношении этого ссайта для себя уже давно решил: «Enough Is Enough», что и желаю многоуважаемому читателю.

    • Оскар на

      Вам, Александр, надо не ЕВРЕЙСКИЙ МИР читать, а Агату Кристи. Там всё написано как раз для таких как вы. Она знала, что писала. Советую на ночь, перед сном. Это помогает.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0